Print
Нікополь літературний - Крикуненко Лариса Миколаївна
There are no translations available.

Крикуненко Л.Н.
журналіст, поетеса і бард
м. Нікополь, Україна

 

Я – женщина! Я – Божий инструмент любви  

* * *

Человек отказался быть Личностью,
Позабыв про заветы отцов:
Вопреки и уму и реальности
Выбрал путь себе в стадо глупцов!
Душу губит обманчивый лоск и шик,
Жизнь изнеженых нелегка!
Заставляет привычка к роскоши
Быть игрушкой в чужих руках!


ПРЕДАННОСТЬ

(быль)

Сраженный нею наповал,
Растрачивая пыл,
Он даже к кошкам ревновал,
И по-собачьи выл.
Глаза молили: «Не гони –
Ведь нет любви сильней!»
И забывая о родне
Стремился только к Ней!
Вжимаясь в пол заподлицо,
Он в поезд проползал
И за автобусом бежал
Смотря в Её лицо


МОЛИТВА

Машина переехала собаку,
Она визжала жалко умирая,
А рядом друг её по-людски плакал,

Собачьей мордой ввысь взывая.
Он будто обращался к Богу,
(К собачьему, конечно, своему):
Они к Нему учуяли дорогу

Ещё с тех пор, как умерла ...Муму.
И в жалобе на монстра-человека,

Безжалостно сминающего мир,
Молил в конце космического!!! века,

Чтоб стали мы (хоть чуточку) ЛЮДЬМИ!!!


* * *

Мне известно, как стать счастливой.
И рецепт этот очень прост:
Человек должен быть ЛЮ-БИ-МЫМ

В день, когда понесут на погост.
Чтобы кто-то о нём заплакал,
Кто-то даже осиротел:
Для кого-то ловил он раков,
Для кого-то он песни пел.
В сердце добрая память вечна

И весомей надгробных камней –

Вдруг меня будет вспомнить нечем?!!
Страшно думать об этом мне.


ЖИЗНЬ – НАКАЗАНЬЕ! БЕЗ ЛЮБВИ.

Жизнь – наказанье. Без ЛЮБВИ.
Свирепой бури завыванье.
Любовь нас делает Людьми.
В Ней главный смысл существованья.
Любовь – она какая есть:
Её не разглядеть под лупой,
Как женщине нужна ей лесть,
И можно быть смешной и глупой.
Но разрушать любовь – безмерный грех:
Как истязать младенца в колыбели.
Любви хватило бы на всех!
Да только души обмелели...?

 

Биография:

НЕМНОГО О СЕБЕ...

Чтобы мы с Вами стали чуть-чуть поближе.. Я родилась на самом Дальнем Востоке (рядом с Японией) в семье офицера артиллерии. Моим воспитанием занимался старший брат Валерий. От него научилась плавать, ездить на велосипеде, любить книги, играт в шахматы, драться с мальчишками: защищать слабых. Папа поступил в Военную академию им. Фрунзе и мы через всю страну переехали в Москву. После окончания академии направили служить на Украину в Сумскую область: Ромны, Шостка, Конотоп.

Я закончила Шосткинский химико-технологический техникум по специальности – технология кинофотоматериалов (был когда-то мирового значения Шосткинский завод кинофотоматериалов «Свема»), после окончания добилась направления в г. Красноярск на фабрику фотобумаг.

И вот мне 18 лет: я работаю контролёром ОТК (контролирую людей, которые работают по-коммунистически.). От столкновения с действительностью вся лапша, которую нам вешали на уши, с ушей сползла – и у меня появились первые серьёзные стихи о смысле жизни:


Хотите жизни жару дать?
Держите ушки на макушке!
Она задавит, как удав,
Или расставит вам ловушки.
Ловушки жадности и злобы,
Коварства, трусости, жратвы...
Держитесь с ней построже, чтобы
Победу праздновали Вы!!!


И ещё:

Жизнь, как подарок мне дана!.
Ужасно коротка она...
Случайно из небытия

Природа именно меня!
Для счастья ЧЕЛОВЕКОМ создала...
И я спешить теперь должна,
Чтоб жизнь испробовать до дна,
Все чувства получить сполна!
Всё сделать, для чего я создана

И смерти заявить:«Ты не страшна!!!»


* * *

Мне мало брать от жизни, что придётся...

От жадности боюсь я прогадать:
Скупая жизнь подачкой обойдётся,
Не лучше ли самой своё забрать?!
Ведь я могу за роскошью уютной

Всё наслажденье мыслью упустить

И ослеплённая мечтой нетрудной

СКОТИНОЙ век свой

ЧЕ-ЛО-ВЕ-ЧЕ-СКИЙ! прожить!!!
Могу, не ведая умишком слабым,
У глупости идти на поводу,
Пугаясь мысли, что сама могла бы

Из жизни сделать всё (!!!), что захочу...
Пусть старость, умудрённая, пугает

Ударами безжалостной судьбы!
Пою о тех, которые сгорают,
Оставив ЧЕЛОВЕЧЕСТВУ следы...
Как важно в жизни БЫТЬ, а не казаться,

ЛЮБИТЬ, а нелюбовью заниматься!
И честно человеком оставаться

До самого последнего звонка!


Потом неудачная попытка любить. Зализывать сердечные раны я сбежала к родителям, в Конотоп. И там у меня был очень интересный кусок жизни: я вышла замуж. Вместе с мужем мы работали администраторами Сумской филармонии по Конотопскому кусту (организовывали концерты артистов и звёзд советской эстрады, всевозможных ансамблей: Черноморского флота, Балтийского флота, Ансамбля Вирского, цыганских ансамблей, ВИА «Земляне», «Самоцветы», и т.д. (крупных коллективов, и не очень), но среди них были и Владимир Высоцкий, и Иосиф Кобзон, и София Ротару, и Махмуд Эсамбаев и др.).

Потом, по семейным обстоятельствам, переехали в Никополь Днепропетровской области... И тут-то первый раз в жизни я, понастоящему, умирала. Дней десять под капельницей: мне кололи глюкозу: готовили к операции на печени, но никак не могли сбить температуру. Мужу сказали, чтобы готовился к самому худшему.

Мама приехала попрощаться. Детей подготовили (дочь и сын были ещё маленькие). И тут одна женщина (из нашей же палаты) посоветовала попробовать другое лекарство которое разводится не на глюкозе, на физрастворе). Лечащая врач отнеслась к этому совету скептически: мол, уже всё равно ничего не поможет – но попробовать разрешила. По большому блату достали-таки это лекарство. И вдруг произошло чудо. Я резко пошла на поправку! Обошлись без операции. Лишь когда меня («чудом» выздоровевшую) выписывали, выяснилось: что уже при поступлении у меня в крови было повышенное содержание сахара. И колоть глюкозу, конечно же, было ни в коем случае нельзя!!!

Ошибочка медицинская вышла. Но это было просто предупреждение Высших Сил: мол, неправильно живу!, (хотя была я тогда некрещённая: родители мои, как и все «совки», были воинствующие атеисты и детей своих естественно не крестили.

Я перекрестилась вместе с сыном в церкви только через два года после этого). Но с тех пор каждый день я воспринимаю, как чудо, подаренное мне Богом, и знаю, что ничего в этом мире не происходит случайно. (В том числе, и наша с Вами теперешняя встреча!) После этого предупреждения я полностью изменила свою жизнь.

Закончила Киевский государственный университет им. Т.Г. Шевченко, факультет журналистики, и очень серьёзно влезла в политику. А в политику я влезла из-за жуткого случая, который произошёл у нас в Никополе: Иван Козак – человек, отсидевший двенадцать лет (от звонка до звонка!) за убийство, которого не совершал, вышел из тюрьмы, женился на женщине с двумя детьми. Они жили в семейном общежитии, потом родился третий ребёнок. Им пообещали сначала трёхкомнатную квартиру, потом – двухкомнатную. Но не дали никакой. И он в знак протеста облил себя бензином и поджёг возле горисполкома. 90% ожога всего тела. Он умер. А я влезла в эту историю, как журналист. И, естественно, поставила себя в оппозицию к тогдашним властям (у которых рыльце было в пушку). Но от серьёзной расправы меня спасло то, что сначала я была кандидатом, а затем депутатом городского совета. (Защитил в какой-то степени депутатский иммунитет). Хотя работу я, конечно, потеряла, но это мелочь (по сравнению с тем, что со мной могло бы произойти). Затем моя фамилия появилась в «Никопольской

правде» среди претендентов в кандидаты в народные депутаты Верховной Рады Украины. И на этом моя политическая карьера резко оборвалась: 25 февраля умерла мама, а через три месяца у меня на руках умер папа. Они похоронены в Конотопе.

Через год мама пришла ко мне... во сне и молча протянула чистые листы бумаги. И вот после этого вещего сна стихи рванули из меня, как извержение вулкана. Я их записывала, записывала, пока в них совсем не утонула. И тогда на свой страх и риск пошла в городскую типографию (с двумя, довольно небрежными, рукописями) узнавать, как же стихи печатаются и доходят до людей. А там в это время произошла революция местного масштаба: старого директора «ушли», (хотя, скорее всего, он бы со мной и связываться не стал: из-за политики), нового ещё не назначили – и стихи прямиком ушли в Днепропетровск, в издательство «Помоги». И там произошло первое чудо! Стихи понравились: понравились настолько, что их набрали без предоплаты. В 1998 году – это совершеннейшая фантастика!. И вот через месяц мои два сборника стихов на 90% готовы.

Я прихожу с ними к новому директору типографии, (а он до этого возглавлял транспортное предприятие и в типографских делах смыслил, мягко говоря, мало), и умоляю: «Ну, пожалуйста, Андрей Андреевич! сделайте этих десять процентов, а я спонсоров обязательно найду!» (Конечно же, ни он, ни я представления не имели, как это делается). Но в результате этой наивной «обезбашенности» у меня на руках оказались два моих первых профессиональных сборника, с которыми я и вышла к людям: «Любовь – это мера прощенья» и «Рецепт счастья от конотопской «ведьмы»». «Ведьма» в кавычках, потому что ведьма я – ненастоящая.! Этот сборник «с искренним, запоздалым, раскаянием посвящён моим родителям: Афанасьевым Клавдии Александровне и Николаю Дмитриевичу, покоящимся в конотопской земле». 

                         * * *

У космоса нет нервных точек,

И боль там ничуть не слышна:

Морзянки любовная строчка

В Галактику сердцем прошла.

Душою моей невод брошен

В свирепость сердечных стихий...

Ну кто обо мне скажет больше,

Чем собственные стихи?!


* * *

...Известно мне: зачем вскрывают вены,

Когда вдруг жизнь становится тесна,
Душа моя таврована изменой:
Я эту боль давно перенесла.
Хоть обошлось мне это всё не даром:
Не женщина — а взведенный курок!

Учителям поныне благодарна

За тот жестокий, жизненный урок.
Я научилась разбираться в людях

И стала амазонкой, может быть,
Но женственность во мне Любовь пробудит,

Прорвавшись в сердце через ложь и быт!


* * *

Почти забытую банальность

В разгуле бедствий и страстей

Пусть вспомнит жуткая реальность

Войны людей, стихий, властей.
Что Женщина нуждается в Защите,
И в Благородстве, в Рыцарстве, в Любви!
Что лишь от этого, пожалуйста, учтите,
И НЕЖНОСТЬ в мире И СЧАСТЛИВЫЙ ВИД...
А самая обычная причина,
Когда такого вида нет,
Что просто не нашёл её Мужчина,

Лишь для неё родившийся на свет!

 

Часть II

ЯРОСЛАВНА XXI ВЕКА


Мы вступили в любовь, как в море,

Захлебнулись в громадной волне,

Нахлебавшись и счастья, и горя,
И взрываясь, как на войне.

Отыскали свой крошечный остров

Между адских бурлящих стихий.
И от боли сердечной и острой

Родились у меня стихи...

 

* * *

Я с тобой играла королеву,
Хоть мы были взрослыми людьми,–

Мудрый ход мне подсказала Ева,

Увенчав короною Любви.
Были мы счастливыми играя,

Исполняя каждый свою роль,
Но, когда изгнали нас из рая –

Оказалась настоящей Боль!

 

* * *

Я стала для тебя игрушкой

В твоих разнузданных страстях,

Влюблённой по уши игрушкой,

Которой хвастают в гостях.
И боль моя давно забавой,

Привычной, служит для тебя:

Ты тешишься мужскою славой

И любишь, вовсе не любя.

 

ВЕЧНАЯ ЖЕНСКАЯ ОБИДА

Ты обидел меня опять,
Но ведь сердце моё не из стали.

На кого мне, скажи, пенять,
Что от каменных слов устала?

Лишь с тобою могла начать бы

Совершенно новую жизнь

Но иду горевать ночами,
Убивая Любовь во Лжи!
Моя долюшка непростая:
Счастье в руки никак не взять,

Может быть, потому, что прощаю

Даже то, что прощать нельзя!


ПЛАЧ ГРЕШНИЦЫ

ПО НЕРОДИВШЕМУСЯ МЛАДЕНЦУ

Ты прости меня, моя деточка,
Моя звёздочка, моя кровушка,

ты прости меня, моя зоренька,

незажжённая: мной убитая,

ох, не знала же, что я делала

и творила всё по бездумности,

сотворила я горе чёрное,

ох, не видеть бы мне света белого...

и не взвидела я света белого:

залил'ася слезами горючими:
«Что ж ты, д'итятко моё р'одное,

не враз'умило мать безумную?!!
Не узнаешь теперь, моя доченька,

как цветёт по весне сирени куст,

не увидеть тебе солнца красного,

солнца красного, неба звёздного,

не смеяться тебе ветру буйному,

не умыться тебя тёплым дождичком,

не купаться тебе в быстрой реченьек,

не шагнуть уже ножкой розовой,

ножкой розовой по сырой земле...

Не терять никогда в Любви голову

и не быть уже ничьей радостью,

Не протянешь ко мне свои рученьки

и не скажешь мне слово ласково»...

Ох, и горько мне, ох и тягостно

Лучше б мне лежать во сырой земле.


ЯРОСЛАВНА XXI ВЕКА

Я была с лица Царевна-Лебедь,
Но душой была черным-черна –

Так черны бывают только беды,
При пожаре несгоревшие дотла.
И под маскою беспомощной бравады,

Вся в золе несбывшейся мечты

И греха, в котором виновата,
Жду клейма увядшей красоты.

 

* * *

Прости, я ошиблась дверью

И в сердце не то постучала,
Не будь со мной только зверем:

Я жизнь начинаю сначала.
Тебя в ней уже не будет:

Любовь останется в прошлом.

Там будут разные люди,
Но больше из них хороших.

 

НЕ ВЕРЬ!

Если словом, как острые вилы,
В сердце бьёт анонимный конверт:

Дышит ядом, что я разлюбила –

Ты, любимый, конверту не верь!
Если в схватке теряя силы,
И опасный, как раненый зверь,

Прошипит враг, что я разлюбила –

Ты врагу, мой любимый, не верь!


МОЛИТВА О ЖЕНСКОМ СЧАСТЬЕ

Дай мне, Боже! Под общим кровом

Жизни («кожей шагреневой» тающей)

С милым: чтоб перекинуться словом

Или взглядом, все понимающим.

Вместе быть перед неизбежностью,

Поделиться бедой и радостью,

Прикасаться друг к другу с нежностью,
Самой чистой и тайной сладостью.
Дай мне, Боже!

 

* * *

Я сегодня от счастья пою,

Оттого, что мне хочется петь,

Оттого, что живу и люблю:

Разрешила себе посметь!
Пусть беснуется вся родня:

Растереть бы нас в порошок!

Видно, им не дано понять,
Что бывает так хо-ро-шо!!!
Я сегодня от счастья пою,
От Любви, от хмельной высоты,

Оттого, что живу и люблю,
И живёшь в моём сердце ТЫ!

 

* * *

Зимою лютою

и самым знойным летом

комуто-то холодно

а нам – теплее всех:

(Как будто нежностью

любовью разодеты

сердца в шикарнейший

соболий мех)

От счастья обливаюсь я слезами,

(от счастья, что нас Бог соединил) –

ты смотришь на меня

влюблёнными глазами,

не замечая ни морщин,

ни седины.

 

* * *

Пройдусь по памяти аккордом –

Любви ярчайшие из дней

Вручаю их тебе, как орден,
С благоговеньем перед ней!


* * *

За мгновенья волшебной сладости,

Когда я о тебе грущу,
Я прощу тебе все твои слабости,
И, наверно, грехи прощу...


* * *

Судьба меня ковала поэтессой –

Привычный и естественный процесс:

То от беды становится мир тесен,
То радость вдруг возносит до небес,
Да только душу заклеймила меткой,

Чтобы не смела спать,
(Хоть как ты ни ложись!)
И два табу: не плакаться в жилетку

И бочку не катить на жизнь.
То счастья, то несчастья стрессы

В осколке каждом сердца – жизни срез!

Судьба меня ковала поэтессой:

Сердечно-недостаточный процесс!!!

 

* * *

ВСЕМ! ВСЕМ! ВСЕМ!

Желаю радости

И, конечно, Доброты!
Не хватает самой малости

Для победы КРАСОТЫ.
Пусть Вас всё на свете радует:

Солнце! Звёзды! Море! Лес!
А вчера сияла Радуга :

ДОБРЫМ – ДОБРЫЙ ЗНАК

с НЕБЕС!!!


* * *

К нам прокралась сказка

зимнею порою

И связала счастьем нас

вдвоём с тобою

Стали мы красивы

красотою дивной:

У любви счастливой –

золотые ливни.


* * *

ЛЮБОВЬ возносит прямо

к звёздам!

От высоты робеет дух

Любить нам никогда

не поздно!!!

Пока свет белый

не потух!

 

ПОЖЕЛАНИЕ

Желаю всем я от рожденья до расцвета,

Не расплескав себя на суету,

Под солнечным и звёздным светом

Лелеять ЖИЗНЬ,

ЛЮБОВЬ

и ДОБРОТУ!

Всё принимать как откровенье,

Взбодрить того, кто вдруг устал,

И РАДОСТЬ

КАЖДОГО

МГНОВЕНЬЯ

Поднять в ДУШЕ

на ПЬЕДЕСТАЛ!!!

 

***

Я сегодня пою аллилуйя

Доброте и красе наяву.

Я ликую!

Ликую!

Ликую!

Оттого лишь,

что

просто

ЖИВУ!!!

Джерело: Крикуненко Л.Н. Я – женщина! Я – Божий инструмент любви [Текст] / Л.Н. Крикуненко – Нікополь. 2010 – 42 с.

Переведення в електронний вигляд: Мирончук М.С.


На нашому сайті Ви маєте змогу ознайомитися з творами письменників та поетів Нікопольщини:

 

 

 

У разі використання матеріалів цього сайту активне посилання на сайт обов'язкове

 

Last Updated on Tuesday, 07 April 2020 05:40