On-line

We have 175 guests online
Besucherzahler singles
счетчик посещений


Designed by:
SiteGround web hosting Joomla Templates
PDF Print E-mail
Personalities - Mozolevs'kiy Borys Mykolayovych (1936-1993)
Tuesday, 27 July 2021 12:21
There are no translations available.

Полин С.В.
Кандидат исторических наук,
г. Киев, Украина
 

Борис Николаевич Мозолевский
Публикуется с сокращениями


Борис Николаевич Мозолевский родился 4 февраля 1936 г. в с. Николаевка Веселиновского р-на Николаевской обл. в крестьянской семье. Отец, Николай Иванович, 1904 г.р., в 1944 г. погиб на фронте. Растила Бориса мать Домна Алексеевна. В Веселиновке он окончил 7 классов средней школы. Еще в шестом классе начал писать стихи, в те времена - наивно-патриотические, в духе газетных передовиц. Нелегкой и голодной была жизнь в послевоенном селе, и каждый выживал как умел. В 1951 г. Борис попал в армию воспитанником. В те годы существовала такая форма подкорма полуголодной ребятни. Сначала он находился в Одесской спецшколе ВВС, после ее расформирования остался там же в военно-морской части. Позднее поступил в Военно-морское ордена Ленина авиационное училище имени Сталина в г. Ейске. По ходу обучения перевелся курсантом-летчиком и 93-е Военно-морское авиационное училище в Ленинградской области, позже вернулся обратно в училище в Ейск. Здесь вместе с ним овладевали азами летного мастерства будущие космонавты, Герои Советского Союза Г. Шонин и Г. Добровольский.

В 1956 г. Борис попал под проходившее тогда сокращение Вооруженных Сил СССР, был демобилизован и почти 10 лет после этого проработал кочегаром СМУ треста «Укрторгстрой» в Киеве. Одновременно, начиная с 1958 г., заочно учился на историко-философском факультете Киевского государственного университета им. Т.Г. Шевченко, который окончил в 1964 г. Все эти годы Борис продолжал писать стихи, занимался в литературной студии при издательстве «Молодь» под руководством Д.Г. Белоуса. В 1963 г. вышел в свет его первый поэтический сборник «Начало марта».

Как писал сам Борис, до 30 лет он практически не помышлял об археологии. Первые поездки в археологические экспедиции, скорее всего, были случайными и проходили в поисках новых впечатлений, обогащали его жизненным опытом. С 1962 г. он успел побывать в Южно-Украинской экспедиции ИА АН УССР А.М. Лескова, затем в 1964-1965 гг. в Скифской Никопольской экспедиции А.И. Тереножкина. В 1965 г. несколько месяцев руководил археологическим кружком в Киевском дворце пионеров. В 1967 г. работал на Трахтемировском городище в экспедиции Г.Т. Ковпаненко.
После получения университетского диплома в 1965-1968 гг. Б.Н. Мозолевский работал в издательстве АН УССР «Наукова думка» редактором литературы по истории и археологии. За это время подготовил к изданию 10 монографий и сборников, в основном, по археологии. Среди них такие фундаментальные работы, как сборник «Памятники эпохи бронзы юга Европейской части СССР» (1967), монографии В.П. Петрова «Подсечное земледелие» (1968), В.А. Ильинской «Скифы днепровского лесостепного Левобережья» (1968), Е.В. Черненко «Скифский доспех» (1968), вошедшие в золотой фонд отечественной археологии.1

Годы поездок в археологические экспедиции, работа с археологической литературой, тесные контакты с ведущими археологами Украины, в частности с основоположниками украинского скифоведения А.И. Тереножкиным и В.А. Ильинской, пробудили в нем интерес к далекому прошлому. В это время появилась и возможность попробовать себя в археологии. Начиналась великая эпоха новостроечных исследований на степном украинском юге, и дотоле недоступный Институт готов был принять неофита. И в 1968 г. Борис увольняется из издательства для поступления на работу в Институт археологии. По рекомендации А.И. Тереножкина, его оформили на должность зам. начальника вновь созданной Северо-Рогачиской экспедиции, которую и возглавил А.И. Тереножкин. Здесь ему впервые довелось принять боевое крещение в качестве ученика, а затем и самостоятельного раскопщика скифских курганов. Под началом В.А. Ильинской было исследовано 30 курганов скифского могильника Гайманово поле у с. Балки Запорожской области. Так приобретался собственный археологический опыт.

Казалось бы, абсолютная поддержка маститого ученого гарантировала Борису возможность успешно совершенствоваться и новой области, но вдруг подвела нежданная известность в качестве поэта. Неосмотрительно перепечатанные в канцелярии института стихи, как считалось по тем временам, откровенно антисоветского свойства («...Хрущева и Брежнева я товарищами не назову...» - цитата вольная) попали на глаза бдительным товарищам и стали предметом разбирательства в институтской парторганизации. Не обошли вниманием и «товарищи в штатском». Перспектива отправиться «в края далекие» была вполне реальной. Двери института захлопнулись перед ним на долгих три года. После полевого сезона на зимовку вновь пришлось возвращаться в кочегарку Киевского техникума транспортного строительства.

В институте опальному поэту оказывали негласную поддержку. В 1969-1970 гг. по договору, сезонно, он продолжал работать на должности зам. начальника Северо-Рогачикской экспедиции, которой с 1969 г. руководил В.И. Бидзиля. Здесь он участвовал в раскопках знаменитого скифского царского кургана Гайманова Могила, курганов скифской знати. В конце 1960-х гг. в г. Орджоникидзе Днепропетровской области продолжалось строительство новых карьеров и предприятий по добыче и обогащению марганцевой руды, и в 1969 г. здесь возникла угроза сноса курганов. Поскольку все штатные сотрудники Института археологии в те годы были загружены работами на других новостройках «под самую завязку», единственным свободным «кадром» с необходимым раскопочным опытом, который мог быть туда направлен, был опальный и, в общем-то, безработный Борис. В Северо-Рогачикской экспедиции был создан Орджоникидзевский отряд в составе его начальника Б.Н. Мозолевского. Начальник Северо-Рогачикской экспедиции В.И. Бидзиля повез новоиспеченного начальника в г. Орджоникидзе представлять местному руководству в качестве полномочного представителя института. И в октябре-ноябре 1969 г. Борис провел здесь свои первые самостоятельные работы с помощью сотрудников Орджоникидзевского народного музея. Доходило до смешного - в 1969-1970 гг. летом по договору он работал заместителем начальника Северо-Рогачикской экспедиции и начальником различных ее отрядов, но зимовать возвращался в кочегарку.

Борис не был новым человеком в Орджоникидзе. В годы работы здесь в экспедиции А.И. Тереножкина в 1964-1965 гг. он успел хорошо узнать и полюбить здешние места. Работа в Орджоникидзе свела его с необычайным человеком - директором Орджоникидзевского горно-обогатительного комбината Героем Социалистического Труда, лауреатом Государственной премии УССР, кандидатом технических наук Григорием Лукичем Середой. Когда встречаются два увлеченных своим делом человека, из этого многое может получиться. «Технарь» Г.Л. Середа был необычайно многогранным человеком. Его хватало на все: и на добычу марганца, и на строительство нового города Орджоникидзе, и на рекультивацию уничтоженных карьерами земель - возвращение их к жизни, и на создание музея в городе. Огромный интерес вызывали у него и археологические исследования. Первое знакомство Г.Л. Середы с археологами состоялось в 1961 г., в с. Кирово Никопольского р-на, где скифская экспедиция ИА АН УССР под руководством А.И. Тереножкина проводила раскопки скифских курганов. В 1964 г. А.И. Тереножкин по приглашению Г.Л. Середы приступил к исследованиям курганов в районе г. Орджоникидзе, которые переросли в многолетнее сотрудничество, правильнее будет сказать - содружество. Часто общаясь с археологами в повседневной текущей работе Г.Л. Середа с интересом и сочувствием, если не сказать больше, относился к мечтам археологов о раскопках скифских царских курганов. При его поддержке в 1965 г. был раскопан 7-метровый царский курган Страшная Могила, за 10 лет до того, как ему начал угрожать карьер. С его же благословения предполагались раскопки самого крупного из сохранившихся на Украине 15-метрового царского скифского кургана Нечаева Могила. Однако археологические поиски увели А.И. Тереножкина из Орджоникидзевских краев, и этот проект не осуществился.

Осенью 1969 г., когда археологи вновь появились в Орджоникидзе, прежние планы раскопок больших курганов, помимо охранных исследований памятников на карьерах, возродились вновь. Г.Л. Середу, вопреки пристальному вниманию Орджоникидзевского горкома КПУ, абсолютно не смущал «неблагонадежный» статус Бориса. На следующий год Мозолевский вновь был оформлен по договору в качестве зам. начальника Северо-Рогачикской экспедиции и начальника Орджоникидзевского отряда этой же экспедиции. И в том же году Г.Л. Середа «под Мозолевского» заключил договор с Институтом археологии о проведении археологических исследований на орджоникидзевских карьерах на 10 лет. Была создана постоянно действующая Орджоникидзевская экспедиция Института археологии во главе с Б.Н. Мозолевским. В сущности, это было спасение для Бориса - он получил постоянную любимую работу на 10 лет вперед. И той же осенью начались подготовки раскопок Толстой Могилы.

Исследования Толстой Могилы начались и были блестяще завершены весной-летом 1971 г. Эти раскопки круто изменили жизнь Бориса Николаевича. Уже после первых открытий - исследования гробницы скифской царицы с ребенком и захоронений коней и слуг - в Орджоникидзе зачастили институтские комиссии во главе с директором, членом-корреспондентом АН УССР Ф.П. Шевченко. После находки пекторали в центральной гробнице для выяснения результатов исследований в Орджоникидзе прибыла Правительственная комиссия во главе с заместителем председателя СМ УССР П.Т. Тронько. После этого Б.Н. Мозолевский ездил в Киев для доклада в ЦК КПУ и Совете Министров, а также для подготовки материалов по результатам исследования кургана для Правительственной комиссии. Сразу по завершению раскопок наиболее выдающиеся находки из Толстой Могилы осмотрели члены Политбюро ЦК КПУ и правительства УССР во главе с П.Ю. Шелестом и В.В. Щербицким.

Опала окончилась. Задним числом, с начала года Б. Мозолевского оформляют на постоянную работу в Институт археологии младшим научным сотрудником. Раскопки Толстой Могилы были отмечены Постановлением ЦК КПУ и СМ УССР №380 от 10.09.1971 г., согласно которого Борис и остальные участники экспедиции были награждены ценными подарками - золотыми часами и денежными премиями. Постановлением СМ УССР №556 от 17.07.71 г. и Президиума АН УССР №934 от 28.07.71 г. Борису была установлена персональная ставка в размере 200 рублей, предоставлена 3-комнатная квартира. В 1975 г. находки из Толстой Могилы и их автор были отмечены бронзовой медалью ВДНХ СССР.

Произошли изменения и на поэтическом поприще - он получил официальное признание - в 1971 г. был принят в Союз писателей СССР.

После раскопок Толстой Могилы Борис становится одним из самых авторитетных исследователей крупных скифских курганов. С его именем связаны раскопки таких курганов, как Хомина, Денисова, Завадские могилы, Репяховатая, Желтокаменская, Толстая могилы, исследования Чертомлыка. И раскопки Желтокаменской Толстой Могилы, осуществленные и 1974-1975 гг., и исследования Чертомлыка, проведенные Б.Н. Мозолевским в 1979 и 1981 гг. и завершенные позднее В.Ю. Мурзиным и Р. Ролле, также стали возможными лишь благодаря всесторонней поддержке Г.Л. Середы. Большой раскопочный опыт в исследованиях курганов скифской знати в сочетании с недюжинной наблюдательностью позволили ему сделать важные выводы, благодаря которым стало возможным визуальное распознавание скифских курганов еще до их раскопок. В 1978 г. Борис утвердил тему кандидатской диссертации по Толстой Могиле, а в 1979 г. издал по ней книгу - первую в отечественном и мировом скифоведении полноценную публикационно-аналитическую работу, дающую полное представление о скифском царском кургане. В 1980 г. он блестяще защитил кандидатскую диссертацию.

В последующие годы Б. Мозолевский успешно продолжал исследования, публикации и осмысление исследованных скифских памятников. В 1983 г. он становится старшим научным сотрудником отдела, с 1986 г. и до последних дней - заведующим отделом (после реструктуризации института - заведующим сектором) скифской археологии.

В 80-е гг. Борис Николаевич подготовил публикацию Мелитопольского скифского царского кургана - выдающегося памятника, исследованного его учителем А.И. Тереножкиным. В эти годы он занимался проблемами этногеографии Скифии, вопросами ее территориального деления. Параллельно он проводил разведки на территории степной Украины на предмет выявления больших царских скифских курганов, осуществил исследования курганов высшей скифской знати - Бабиной, Водяной, а в предпоследний год жизни - замечательной Соболевой Могилы. Последние два года он интенсивно работал над докторской диссертацией, посвященной проблемам этногеографии Скифии, которую так и не успел завершить.

13 сентября 1993 г. Бориса не стало. Кажется, он был счастливым человеком. Любимая работа, настоящие друзья, впрочем, и враги тоже. В конце жизни у него был Дом, Семья. Его окружала масса самых разных людей, от люмпенов до интеллектуалов. Борис был человеком достаточно прямым и независимым, что не упрощало ему жизни с начальством.

Р.8. Сохранился любопытный «документ». Сразу после завершения раскопок Толстой Могилы в г. Орджоникидзе, Борис нашел Желтокаменскую Толстую Могилу или, как он ее всегда называл, Драную Кохту, и загорелся желанием ее раскопать. В лаборатории Института археологии, где хранился и обрабатывался монолит погребения царицы из Толстой Могилы, привезенный из Орджоникидзе, происходили шутливые споры о возможных грядущих находках, нашедшие отражение в своеобразном «документе»:

«В кургане Драная Кохта будет, ой будет!!!
1. Горит нового типа с металлической накладкой.
2. Золотая фиала.
3. Меч с золотой ручкой. М.б. и ножны.
4. Серебряная посуда.
5. Новые изображения скифов (не исключено, что на гребне, пекторали и т. д.).
6. Невиданные (подчеркнуто пять раз - П. С.), непревзойденные, единственные в истории конские уборы.
+ 1 (одна) неграбленная гробница.

29.02.1972 г. Верно: Б. Мозолевский (подпись)
Свидетели: старшина милиции Подковырин В. Н. (подпись)
Черненко Е. В. (подпись)
P.S. Мозолевский допускает отсутствие одного или двух наименований.
Б. Мозолевский (подпись)»

«Документ» заверен оттиском на пластилине металлической печати Института, которой опечатывалась в нерабочее время лаборатория, где хранился монолит погребения царицы со всеми золотыми находками.

Надежды на находки в этом кургане, исследованном в 1974-1975 гг., не оправдались из-за сокрушительного двойного ограбления. Но если вспомнить все курганы, исследованные Борисом на протяжении жизни, то мы найдем в них почти все из загаданного. Кому еще из скифологов выпала подобная судьба?

1Борис Николаевич также подготовил к изданию следующие книги: Археология. - 1966. - Т. 20; Ковпаненко Г. Т. Племена скіфського часу на Ворсклі - 1967; Пархомчук С. М. Великий Жовтень і революційне піднесення в Румунії. - 1968; Котляр М. Ф. Галицька Русь у другій половині ХІУ-першій чверті XV ст. - 1968; Апанович О. М. Збройні сили України в першій чверті XVIII ст. - 1968; Слов’яно-руські старожитності. - 1968.


P.S. Сергей Полин, при жизни Бориса Мозолевского заместитель начальника экспедиции ИА АНУ, ныне начальник Орджоникидзевской экспедиции ИА АНУ.

Б. Н. Мозолевський, С. В. Полин. Курганы скифского Герроса IV в. до н. э.
(Бабина, Водяная и Соболева могилы). - К., «Стилос», 2005. - 600 с. + 24 табл. цв. из.

 

Переведення в електронний вигляд: Волкова К.Ф.

Джерело: Співець скіфського степу / Упорядник П.К. Ганжа. - Нікополь : СПД Фельдман О.О., 2011. - с. 41-47. 

 


 

На нашому сайті Ви можете дізнатися більше про Мозолевського Бориса Миколайовича:

 

 

 

 

 

У разі використання матеріалів цього сайту активне посилання на сайт обов'язкове

Last Updated on Monday, 13 September 2021 14:20
 
Нікополь Nikopol, Powered by Joomla! and designed by SiteGround web hosting