Во саду ли, в огороде...

Сейчас на сайте

На даний момент 40 гостей на сайті
Besucherzahler singles
счетчик посещений


Designed by:
SiteGround web hosting Joomla Templates
PDF Друк e-mail
История Никопольщины - Общие сведения по истории г. Никополя
Понеділок, 11 червня 2012, 09:37
Шеремет С.В.
Учитель истории
г. Никополь, Украина
Биография

Школа в 60-80-х годах
(глава из книги «Школы Никополя в ХХ веке»)


В 1958 г. Верховный Совет СССР принял Закон «Об укреплении связи школы с жизнью и о дальнейшем развитии системы народного образования в СССР». Объявлялась главная задача: «Укрепление связи содержания образования с жизнью, с практикой коммунистического строительства».


Средняя школа получила «политехнический» профиль, предполагавший сочетание образования с трудовой деятельностью, с тем, чтобы учащиеся по окончании средней школы получали одну из рабочих профессий. В старших классах вводилось производственное обучение. В V-VІІІ классах - уроки труда в учебных мастерских для мальчиков по слесарному и столярному делу. Для девочек - домоводство. Первые мастерские организовывались и оборудовались в приспособленных помещениях, даже в подвалах. Позже школы начали при помощи предприятий строить настоящие мастерские, специальные здания для них (СШ №№ 8, 7, 13, 21). На Южнотрубном заводе был построен учебный цех специально для производственного обучения старшеклассников подшефных школ. За всеми промышленными предприятиями были закреплены школы.


Самыми популярными в то время были профессии токарей, слесарей, электриков, станочников, шоферов, но далеко не все старшеклассники хотели овладевать этими специальностями, многие готовили себя к совершенно другой деятельности. В определенный день недели учащиеся отправлялись на предприятия для производственного обучения, для овладения специальностью.


Проведение школьной реформы требовало значительных средств, которых не было. Школы не были оборудованы для обучения современным промышленным и сельскохозяйственным профессиям. Предприятия вынуждены были взять на себя эту задачу, но совершенно не были готовы к этой неожиданной педагогической нагрузке. В конечном счете все остались недовольны, потому что новая система ухудшила общеобразовательную и культурную подготовку и не давала профессиональной.


На предприятиях старшеклассники были не нужны. У предприятий, у каждого рабочего были свои производственные планы, от выполнения которых зависела зарплата. Ученики вскоре стали явной обузой для предприятий. Кроме всего, нужно было отвечать за технику безопасности, за то, чтобы школьники не травмировались.


Учащихся школ на производстве называли «заплечниками», так как они стояли без дела за плечами рабочих, которые трудились на своем рабочем месте, зарабатывая деньги. Однако школы, гороно, облоно исправно посылали отчеты в Минпросы, а те - в ЦК партии о том, что связь школы с жизнью осуществляется успешно, что школьники овладевают рабочими специальностями.


На самом же деле, за редким исключением, ни один старшеклассник, получив специальное свидетельство об овладении какой-то рабочей профессией, после окончания школы не стал работать по этой специальности, так как овладел ею поверхностно. Этих ребят приходилось переучивать на производстве. Впустую было потрачено уйму денег. Ранняя специализация безнадежно отставала от научно-технического прогресса. Вместо того, чтобы осваивать электронику, компьютеризацию, программирование, миллионы советских учеников средней школы вместе со своими наставниками впустую тратили время, портили оборудование, инструмент, превращая металл в стружку, а деловую древесину - в опилки. Не оправдал свое первоначальное назначение и учебный цех ЮТЗ. Выпускников средних школ принимали на предприятия по разнарядке горисполкомов, с большими трудностями, так как надо было загружать работой своих рабочих, а также выпускников техникумов и СПТУ.


...Школы-интернаты в нашей стране начали создаваться с 1956 г. по решению XX съезда КПСС. Н.С. Хрущев как-то заявил, что советское общество может и должно воспитывать свое молодое поколение не хуже, а лучше, чем это делалось господствующими классами в дореволюционной России. Ускоренными темпами (как всегда - горячка!) строились огромные, дорогостоящие интернатские комплексы.


В Никополе, дабы выполнить партийное решение и своевременно доложить наверх, было решено только построенную СШ № 22 преобразовать в школу-интернат. Молниеносно на территории СШ № 22 построили спальный корпус, столовую, подсобные помещения. Школа-интернат № 1 была открыта очень торжественно, с большой помпой. Оборудовали ее дорогостоящей мебелью, коврами, люстрами, что совсем не обязательно в детском учреждении. Через два года, почти рядом с интернатом № 1 (украинским) был построен огромный и дорогостоящий комплекс школа-интернат № 2 (русский). В первом интернате жило и обучалось 300 детей, во втором - 200. И на строительство, и на оборудование интернатов были потрачены баснословные суммы, допущены излишества и ненужная роскошь. Огромные штаты учителей, подсобного персонала обслуживали немногочисленных воспитанников: на 3-5 воспитанников приходилось по 1 работнику.


Дети соцгорода и города продолжали учиться в две смены и в классах наполняемостью по 40 и больше учеников. Через 5-8 лет интернатская эйфория постепенно угасает. Денег отпускают все меньше и меньше. Стало не до роскоши.


С каждым годом изменяется контингент учащихся: вместо детей-сирот (или наряду с ними) интернаты наполняются детьми из неблагополучных семей, детьми-бродягами, малолетними правонарушителями. Школы-интернаты из процветающих, благополучных, сытых и красивых детских учебных заведений превращаются в детские приюты с очень сложным детским и родительским криминогенным составом.


...В 1963 г. на базе СШ № 7 в г. Никополе было создано учебное заведение нового типа - школа старшеклассников в составе девятых, десятых и одиннадцатых классов. Всего около 1 000 учащихся, 60 учителей. Педколлектив специализировался и сосредоточился на обучении и воспитании школьников старшего возраста. Высокое педагогическое мастерство показывали на уроках: Л.Я. Забара, Л.Ф. Троцко, Е.П. Батюкова, Л.Л. Миргородская, 3.М. Волчек, А.Н. Главчева, И.И. Мансуров, Г.А. Мамлеева, Е.А. Чигиринская, Л.Р. Фошина, С.М. Пентецкая, И.X. Черкащенко.


Эти учителя работали «не за страх, а за совесть», давали учащимся глубокие и прочные знания, а они, в свою очередь, побеждали на всех олимпиадах, поступали в престижные вузы, оправдывали труд и надежды своих педагогов-наставников. Наряду с овладением основами наук, учащиеся СШ № 7 построили своими руками учебные мастерские, школьный стадион, посадили в школьном дворе фруктовый сад, виноградник, выращивали розы. Целенаправленно и эффективно проводилась воспитательная работа. Выпускники школы долго будут вспоминать тематические вечера, спортивные праздники, дальние и ближние экскурсии, художественную самодеятельность на уровне профессиональных артистов, духовой и эстрадный оркестры, выпускные вечера, на которых вручалось по 50 золотых и серебряных медалей...


В 1967 г. по инициативе гороно, без совета с учителями и родителями, школу старшеклассников закрыли, вместо того чтобы развивать и совершенствовать новые, интересные, эффективные и полезные виды и методы обучения и воспитания учащихся-старшеклассников. Рутина победила, как всегда.


Еще в 1934 г. в Никополе были открыты две школы рабочей молодежи (ШРМ) с целью получения семилетнего образования работающей на предприятиях молодежи. После Великой Отечественной войны, в 50-х годах, средних школ рабочей молодежи в Никополе было уже 5 (№№ 1, 2, 3, 4, 5), в которых обучалось около 1 000 молодых рабочих.


Часом «пик» для вечерних школ были 60-е годы, когда в них обучалось свыше 2 000 человек. Большой вклад в образование работающей молодежи в г. Никополе внесли ветераны ШРМ В.А. Скороход, С.Т. Даниленко, Г.И. Скоморохов, В.Е. Волченкова, Р.В. Чешева, Л.И. Коваль, А.И. Павленко, Н.Г. Лубинец.


На этом нелегком поприще они дали среднее образование и помогли определить жизненную судьбу не одному поколению молодых рабочих. Проходили годы. Основную массу молодых рабочих, не получивших своевременно среднее образование, вечерние школы обучили. В классах появляются ученики школьного возраста, от которых по разным причинам избавились массовые школы. Вечерние школы вынуждены их принимать, так как надо было выполнять пресловутый «план набора». Контингент учащихся в СШРМ усложнился. Школы работающей молодежи превратились в школы для гуляющей молодежи, потоу что значительное количество учащихся вечерних школ не работало. О качестве знаний учащихся не могло быть и речи. Постепенно наплыв в вечерние школы уменьшается. СШРМ начали сокращаться. Закрылись последовательно вечерние школы №№ 5, 3, 4. Алогична история закрытия СШРМ № 2. Надо было из двух вечерних школ оставить одну. Закрыли СШРМ № 2, расположенную в центре города и находившуюся на коммунальном обеспечении Южнотрубного завода. Оставили СШРМ № 1, находившуюся на балансе гороно, в старом городе, в тесном помещении, с «удобствами во дворе…».


Спустя 2 года СШРМ № 1 переместили в помещение бывшей СШРМ № 2. Но к тому времени была уничтожена ее богатая учебно-материальная база. Половину просторных, светлых и теплых классов захватили коммерческие структуры. На содержание и ремонт оставшегося помещения тратятся огромные средства из скудного бюджета школ.


Таким образом, осталась в Никополе одна вечерняя школа, которая называется «Центр обучения взрослых», хотя взрослых учеников там днем с огнем не сыщешь. Очередная гримаса и рудимент социалистической системы народного образования.


Развивалась в Никополе сеть дошкольных детских заведений: в 1931 г. в городе работал один детский садик с количеством детей - 34. В 1956 г. детсадов уже было 15 и в них - 1 280 дошкольнят. В них работало 107 педагогов-воспитателей со специальным средним и высшим образованием.


Еще в 30-е годы в Никополе были организованы внешкольные детские учреждения. Восстановленные после Великой Отечественной войны, они успешно работали и воспитывали детей: Дом пионеров, детская техническая станция, две детские спортивные школы. Различными кружками в 50-е годы в Никополе было охвачено около 1 000 детей. Все эти внешкольные детские учреждения пользовались заслуженным авторитетом среди школьников и их родителей.


С целью охраны детства в 1946 г. в Никополе был организован детский дом, в котором ежегодно содержалось свыше 100 детей-сирот. С открытием школ-интернатов, детский дом был закрыт.


Для детей с умственными недостатками был открыт специнтернат в пригородном селе Новопавловке. Здесь живут на полном государственном обеспечении свыше 100 детей. Их обучают грамоте, различным специальностям. В специнтернате работают 27 учителей.

 Директора и завучи школ г. Никополя.
Во втором ряду (четвертая слева) - заведующая гороно М.Д. Лымарь. 1958 г.

.

Из года в год возрастали ассигнования на народное образование. Если в 1944 г. финансирование на народное образование составляло 29% от общего городского бюджета, то в 1964 г. эта цифра возросла до 40%.


В период объединительных лихорадок (начало 60-х годов), когда объединялись горкомы и райкомы, к Никопольскому гороно присоединились школы г. Орджоникидзе, ст. Чертомлык и некоторых других. Кроме вреда, новых сложностей в руководстве школами и народным образованием в целом, эти объединения больше ничего не дали.


В 1964 г. в октябре был смещен, ушел в отставку Н.С. Хрущев.


Во главе СССР стал Л.И. Брежнев. Закончились бесконечные реформы, новации, разделения, укрупнения, воссоединения, объединения. Шутники острили в это время: «Н.С. Хрущев не успел воссоединить пол с потолком и водопровод с канализацией». Происходило возвращение к старым порядкам в партийном и государственном управлении. Период правления Л.И. Брежнева (1964-1982 гг.) назвали позже «периодом застоя». Острословы злословили: «период застолья», «все будет по-брежнему».


В 1964 г. заведующую Никопольским гороно М.Д. Лымарь, проработавшую на этом посту двадцать лет, сменила В.К. Троцко. В этот период строился Никопольский завод ферросплавов, новые крупные цехи Южнотрубного завода, ниточная фабрика. В связи с этим бурно развивается жилищное строительство, а также строительство школ в городе.


В 60-80-е годы в Никополе были построены по новым типовым проектам средние школы №№ 3, 4, 5, 8, 9, 10, 20, 22, 24. Это были прекрасные, просторные, светлые школы со спортивными залами, мастерскими, столовыми, теплицами. Качество строительства, конечно, желало бы быть лучшим, как и все строительство в стране. В школах оборудовались централизованным порядком богатые кабинеты физики, химии, биологии, математики, истории и др. Появились лингафонные кабинеты. Осуществлялся переход на кабинетную систему. Постепенно переходили на односменные занятия - мечту всех школ.


Мощно выросли и обогатились учебно-производственные и материально-технические базы всех школ, особенно, новостроек. В этом решающую роль играли шефы - производственные предприятия г. Никополя: Южнотрубный завод, завод ферросплавов, краностроительный завод, завод трубопроводной арматуры, ниточная фабрика, трест «Никопольстрой» и др. Они передавали школам оборудование, инструменты и материалы для мастерских, выделяли значительные средства для приобретения ТСО, мебели.


Предприятия проводили капитальные и текущие ремонты школьных помещений, строили спортивные залы, стрелковые тиры, мастерские, оборудовали школьные стадионы. В то же время, как и во всей стране, в школах происходит спад дисциплины, рост правонарушений и детской преступности. Снижаются требования к качеству знаний учащихся со стороны учителей и школьной администрации. Причиной тому, прежде всего, было всеобщее обязательное среднее образование.


В 1966 г. ЦК КПСС и Совет Министров СССР приняли очередное Постановление «О мерах по дальнейшему улучшению работы средней школы». Этим постановлением в средней школе отменялось производственное обучение. Это во благо! Но этим же постановлением вводилось в стране обязательное среднее образование. Вскоре его начали называть - «среднее насильственное образование». Дело в том, что к этому времени во всех развитых странах среднее образование распространилось и стало всеобщим, но не обязательным. У нас же, как всегда, решили «перегнать» капиталистические страны и постановили: учить всех, даже тех, кто не желал или не мог учиться по ряду причин. Подросток не хотел учиться, но его тянули в школу, насильно заставляли учиться. В конце концов, намучившись с ним, учителя ставили такому ученику «тройки» вместо «двоек», перетягивали из класса в класс, и, наконец, выдавали аттестат о среднем образовании. Все это делалось для благополучной отчетности, чтобы класс, школа, гороно, районо, облоно хорошо выглядели перед ЦК и Министерством. Процветало так называемое очковтирательство. Происходила «лакировка действительности». Скрывались «двойки», плохая учебная дисциплина, детские правонарушения. Работа учителей, школы и ее руководителей оценивалась начальством по внешним показателям, а не по содержанию и результатам педагогической деятельности, которая вообще не терпит никаких показателей, процентов, сроков.

Учителя г. Никополя - участники Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.
В первом ряду (восьмая слева) - заведующая гороно В.К. Троцко. 1968 г.

.

Второгодничеству был объявлен бой. Оно решительно осуждалось высоким начальством и расценивалось как плохая работа учителей и всей школы в целом. Школу в эти годы поразило делячество, начались поборы с учеников и родителей. Собирали деньги и довольно значительные суммы на ремонт класса, на занавески, на подарки классным руководителям и учителям и т.д., и т.п.


Зачастую и оценки ученику выставлялись не за знания по тому или другому учебному предмету, а за количество и качество материальных ценностей, приносимых родителями учителям и школе. Прошло то время, когда на письменных экзаменах на аттестат зрелости рассаживали учеников по одному за партой. Пришло время, когда учителя обеспечивали учеников шпаргалками, а то и переписывали после экзаменов экзаменационные письменные работы с целью избавить их от множества ошибок и таким образом заработать «калым».


Присуждение выпускникам золотых и серебряных медалей иногда становилось коммерческой сделкой между школой и родителями. Все эти и другие негативные явления в школе стали возможны не потому, что учителя и директора вдруг стали нечестными людьми, аморальными личностями. В подавляющем большинстве своем учителя, как правило, были великими и бескорыстными тружениками. Но некоторая часть педагогов начала исповедовать те порочные нравы, которые господствовали наверху, в высших руководящих кругах, на командных вершинах облоно и обкома партии, Минпроса и ЦК Компартии Украины, Минпроса СССР и ЦК КПСС.


Ведь судьба учителя, завуча, директора, их работа и благополучие напрямую зависели от начальства, от инспектирующих лиц.


Недаром говорили, что учитель всю свою жизнь работает, как герой, а дрожит, как преступник. И многие учителя не выдерживали, шли на сделку с совестью, на нарушения педагогических принципов...


А отдельных учителей такая система вполне устраивала: они поняли, что можно не трудиться, не готовиться к урокам, халтурно их проводить, плохо учить детей - лишь бы в классных журналах не было «двоек». Такие горе-педагоги «двойки» просто не ставили, снимая этим множество проблем. Ведь проверяющие инспектирующие лица, посещая школу, прежде всего, распекали за низкую успеваемость, второгодничество, подростковые правонарушения. Строго проверялось наличие и содержание учебных кабинетов, доходило до абсурда: некоторые «умные директора» хорошо оборудованные кабинеты держали на замке, в идеальном порядке, уроки в них не проводились, ученики не допускались в кабинеты. Такие кабинеты предназначались специально для показа начальству.


Ох уж это начальство! Оно приезжало в Никополь (также и в другие города и районы), как в свою вотчину и занималось не столько проверкой школ (это большая и серьезная работа), сколько «решением вопросов». Визиты начальства, как правило, сопровождались загулами и поборами. Заведующий облоно, его заместители, инспектора частенько являлись в Никополь со своими пассиями. Здесь их ожидали апартаменты, изобильные угощения и возлияния. Гульбища и пьянки устраивались в медицинских изоляторах школ-интернатов, конечно, под строгим секретом... «Проверяющие» уезжали домой с тяжелыми сумками, наполненными дефицитными продуктами: мясом, маслом, колбасой, рыбой, бутылками с изысканными напитками. Все это делалось за счет детей-сирот, воспитанников интернатов.


Стали системой и в школах и в гороно подарки начальству по случаю дней рождения, 8 Марта и др. За какие деньги? Деньги собирались с подчиненных учителей, детей, родителей. Деньги изыскивались, добывались самыми различными путями, конечно, на «добровольной основе», и, конечно, всегда нечестным путем. Бывали случаи, когда начальство даже заказывало себе подарки (скромно намекало, какой подарок хотело бы получить).


В это время при подборе кадров на руководящие педагогические должности (заведующего гороно, заведующего районо, директора школы, завуча) при обсуждении кандидатур решающую роль играло мнение начальства, личные симпатии или антипатия начальства. Деловые качества, уровень образованности и культуры, нравственность кандидата играли второстипенную, чисто формальную роль. Были случаи, когда директорами назначались малообразованные и низкокультурные люди, имевшие очень смутные представления о педагогике, методике, психологии, не прочитавшие в своей жизни ни одной серьезной книги, не сделавшие ни одного содержательного доклада. К сожалению, прорывались на эти посты и откровенные проходимцы, мошенники и развратники.


В школьном деле в 60-80-е годы почему-то сложилось так: все школою командовали, все давали руководящие и ценные указания, все требовали немедленного исполнения своих указаний. В городе - это горком партии, горком комсомола, гороно, горком профсоюза, бухгалтерия, комиссия по делам несовершеннолетних, санстанция, пожарная часть и множество других инстанций - все пытались командовать школой, уже не говоря об облно и Минпросе. Никогда и никто из перечисленных учреждений не спросил по-человечески у школы: «Чем вам помочь? Что вам нужно? В чем вы нуждаетесь?». Спросили бы и сказали: «Мы вам поможем». И действительно помогли бы в решении какого-либо дела. Ан, нет! Все только требуют, обязывают, предлагают, такое руководство школе ни к чему. Оно вредит школьному делу, обучению и воспитанию детей. Об уровне руководства школами можно судить по такому случаю: однажды среднюю школу № 7 вместе со своей свитой посетил первый секретарь горкома Компартии Украины. Бегло осмотрев школьное помещение и «Малую Третьяковку», он дал указание снять картину К. Брюллова (репродукцию) «Последний день Помпеи», так как «...обнаженные тела на ней развращают школьников...».

 .

Учителям объясняли: «Вы не производители материальных благ». Дескать, потому и финансируетесь по остаточному принципу. Эти чинуши не понимают, не хотят понимать, что школа - это учреждение, делающее нечто большее, чем материальные блага. Школа лепит, делает, создает человека, члена общества. Школа - очень нужное, полезное для общества учреждение. Общество без школы существовать не может. А вот школа, если бы ее командиров (от гороно до Министерства) сократили наполовину, распрекрасно работала бы. Ведь своим «руководством» эти руководящие органы замордовали школу, учителя. Между прочим, все эти руководящие органы находятся на прямом иждивении у школы, кормятся и благоденствуют за счет школ. Ведь не стань вдруг школ, не станет ни гороно, ни облоно, ни Министерства: им нечем и некем будет руководить и ни за чей счет благополучно существовать.


...За свой тяжкий, неблагодарный, титанический труд учителя г. Никополя награждались правительственными наградами. После Великой Отечественной войны орденом Ленина был награжден учитель начальных классов СШ № 19 Федор Иванович Гуторов. Орденом «Знак Почета» - учитель географии СШ № 19 Михаил Федорович Тарута (1952 г.). За всю историю школ города в XX веке Никополю досталась одна самая высокая награда - Звезда Героя Социалистического Труда. Это почетное звание вполне заслуженно получила ветеран педагогического труда, учительница украинского языка и литературы СШ № 9 Нина Александровна Кириченко (Костыря).


Высокое звание «Заслуженный учитель Украинской ССР» в г. Никополе было присвоено:

  1. Матрене Денисовне Лымарь - заведующей гороно с 1944 по 1964 г.
  2. Тамаре Федоровне Гуд - учительнице украинского языка и литературы школы-интерната № 1.
  3. Вере Климентьевне Троцко - заведующей гороно с 1964 по 1984 г.
  4. Людмиле Даниловне Овчинниковой - директору СШ № 13.
  5. Тамаре Васильевне Величко - учительнице истории СШ № 15.
  6. Илье Ивановичу Костенко - учителю русского языка и литературы СШРМ № 1.
  7. Матвею Савельевичу Милявскому - учителю истории СШ № 2.

Орденами и медалями за долголетний и добросовестный труд на ниве образования награждали лучших педагогов города.


180 учителей г. Никополя стали «Отличниками народного образования УССР».


К сожалению, и в награждение учителей проникали синдромы порочной системы: блат, корысть, делячество, приятельские отношения.


Не получил заслуженной награды директор СШ № 6 Б.Я. Калиберденко только потому, что его личность не понравилась чиновнику облоно М.М. Эпику. Можно добавить, что представление к награждению производилось в тайне, под строгим секретом. Награды распределялись по разнарядке сверху, в стиле и системе того времени. Вот так обстояли дела с награждениями учителей.


В сентябре 1980 года Никополь торжественно и содержательно отпраздновал 200-летие со дня основания. В связи с юбилеем город был награжден орденом Трудового Красного Знамени. Указ о награждении подписали Председатель Президиума Верховного Совета СССР Л.И. Брежнев и секретарь М. Георгадзе. Школы приняли самое активное участие в праздновании юбилея города.


За активную шефскую помощь директор ЮТЗ П.И. Куценко был награжден знаком «Отличник народного образования УССР».


В Никополе в это время работало 27 общеобразовательных школ, в том числе: 13 средних, 7 восьмилетних, 4 вечерних средних школ рабочей молодежи, средняя школа-интернат № 1, восьмилетняя школа-интернат № 2, вспомогательная школа-интернат для умственно отсталых детей. Обучалось во всех школах 20 900 учащихся: в 1-3-х классах - 8 500; в 4-8-х классах - 9 900; в 9-10-х классах - 2 500.


В городе работало 55 дошкольных учреждений, где воспитывалось более 10 000 малышей.


В учреждениях просвещения работали 2 600 человек, в том числе 1 042 учителя, из них только 1/5 часть мужчин (преимущественно учителя физкультуры, военного дела, трудового обучения).


Ежегодно педколлектив города пополнялся 50 молодыми учителями, которым на августовских совещаниях торжественно вручались трудовые книжки.


Помимо школ и детских дошкольных учреждений, в Никополе работали общетехнический факультет Днепропетровского металлургического института (за истекшие 20 лет здесь получили дипломы инженеров-металлургов 5 500 человек), металлургический и агролесомелиоративный техникумы, педагогическое и медицинское училища, три СПТУ, где одновременно с профессиями получали среднее образование около 3 000 юношей и девушек.


Кузницей педагогических кадров для школ г. Никополя в XX веке было, конечно, Никопольское педагогическое училище, основанное в 1925 году и выпустившее из своих стен 20 000 учителей.


Едва ли не в каждой школе города можно встретить выпускников педучилища. Они работали учителями начальных классов, пионерскими вожатыми, продолжая свое образование, заканчивали университеты и пединституты, становились преподавателями различных учебных предметов, завучами, директорами школ. Выпускники педучилища стали базой, тем фундаментом, на котором происходило становление школ и народного образования в Никопольском регионе. Во второй половине XX века директорами педучилища долгое время (по 20 лет) работали видные педагоги-просвещенцы И.А. Клепаков и Г.П. Литвин.


В городе работали 63 библиотеки с книжным фондом 1 млн. 600 тыс. экземпляров.


Ежегодно школы принимали 2 000 первоклассников, открывались подготовительные классы для детей шестилетнего возраста. В группе продленного дня каждый год было занято 5 000-6 000 младших и средних школьников. Большое внимание уделялось организации горячего питания школьников.


В соответствии с постановлением ЦК КПСС и Совмина СССР «О переходе на бесплатное пользование учебниками в общеобразовательных школах» все ученики 1-5-х классов всех школ города полностью обеспечивались бесплатно учебниками. На очередном традиционном августовском общегородском совещании учителей заведующая гороно В.К. Троцко докладывала: «Педколлективы добились повышения качества обучения и воспитания учащихся. Успеваемость по городу составляет 99,8%. Ликвидировано массовое второгодничество. Все ученики, окончившие 8 классов, продолжают учиться в 9-х классах. Средний всеобуч составляет 99,8%. На «4» и «5» обучается 9 560 учащихся, что составляет свыше 50%. За особые успехи в учебе и примерное поведение ежегодно вручалось 45-50 золотых и серебряных медалей».


Лучшими учителями начальных классов были названы: С.Ф. Загребельная, А.Д. Зайцев (СШ № 2); Н.Г. Добрышева (СШ № 5); Л.С. Яковина (СШ № 7); В.С. Передерни (НСШ № 3); Л.В. Высоцкая (СШ № 8); Г.К. Белая, Т.Е. Щербина (СШ № 6); Л.Б. Каниболотская (СШ № 10); Л.И. Дробот (СШ № 15); Л.К. Макаренко, Р.Б. Касьянова, В.И. Космачева, В.И. Довженко (СШ № 19); Э.М. Вигман (СШ № 20).


Лучшими учителями-предметниками были названы: Ю.Н. Шульга (СШ № 1); С.Ф. Загребельная (школа-интернат № 2); К.Д. Шеремет (ВСШ № 2); Г.П. Трегуб (ВСШ № 3); Л.П. Нетесина (ВСШ № 4); М.М. Кагайер (СШ № 5); Л.П. Копаница (СШ № 6); Д.И. Кашина (СШ № 7); Р.М. Сумарокова (СШ № 8); Л.И. Лаптева (СШ № 9); Д.Л. Жук (СШ № 10); О.Н. Павленко и А.А. Тетерюк (ВШ № 13); Т.Т. Школа (СШ № 13); А.Б. Ковтун (СШ № 15); А.Ц. Ковальчук (СШ № 16); Л.А. Шинькова (СШ № 19); Н.Н. Караваева (СШ № 20).


Л.И. Кириенко (СШ № 21) была награждена орденом «Знак Почета», Р.М. Литвиненко (НСШ № 12) - медалью «За трудовое отличие», Р.Е. Скелина (СШ № 13) и Л.С. Яковина (СШ № 7) - медалями «За трудовую доблесть».


Уроки вышеназванных учителей отличались творчеством, новизной и мастерством. Эти учителя давали ученикам глубокие и прочные знания. В числе лучших по успеваемости и постановке воспитательной работы были школы: №№ 2, 3, 4, 6, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 18, 20. Эти школы добились полной успеваемости учащихся. 561 учитель достиг полной успеваемости по своим предметам. Огромное внимание в эти годы придавалось трудовому обучению и воспитанию школьников.


В каждой школе оборудовались кабинеты обслуживающего и ручного труда и кабинеты профориентации, которые должны были помочь учащимся выбрать профессию в будущем. 700 школьников-старшеклассников работали на различных производственных предприятиях города. Хорошо решались вопросы трудового обучения в школах №№ 2, 9, 12, 13, 20.


На полную силу работали межшкольные учебно-производственные комбинаты № 1 и № 2. В учебном цехе Южнотрубного завода осваивали профессии токаря, слесаря, станочника, электрика учащиеся школ №№ 5, 9, 19, 21. В 1979 году 720 выпускников 9 и 10-х классов влились в ряды рабочего класса Никополя.


«Формирование молодого поколения строителей коммунизма, идейно убежденных и беззаветно преданных Родине, высоко образованных, умеющих трудиться - всегда было и останется главной задачей советской системы образования», - заявил первый секретарь Никопольского горкома Компартии Украины А.Л. Прудков на августовском совещании учителей в 1982 году. Научить каждого школьника учиться жить и работать по-коммунистически стало девизом каждой школы и каждого учителя. Деятельность школ города, как и всей страны, сводилась к решению следующих проблем:

  1. Подготовка учащихся к жизни, к труду - конечная цель всей работы школы, главный ее результат.
  2. Повышение качества и эффективности учебно-воспитательного процесса.
  3. Укрепление учебно-материальной базы.

Директорам школ и учителям было объявлено, что успехи школы в настоящее время будут оцениваться не по показателям поступивших в вузы и техникумы ее выпускников, а прежде всего по тому, сколько выпускников 9 и 11 классов пошли работать непосредственно на производство и как они там себя зарекомендовали. Такую оценку конечных результатов деятельности школы потребовали партия и действительность. Ставилась задача усиления ориентации учащихся на рабочие профессии, безусловное выполнение народнохозяйственных планов по направлению выпускников в ПТУ и на производство, чтобы подавляющая часть выпускников школ шла работать на производство. Это было объявлено главным и важнейшим делом школы. Таким образом, школа теряла свои естественные и важнейшие функции: учить детей, вооружать знаниями основ наук. Установки властей на подготовку учащихся к труду и направление их на производство после окончания 9 или 11 классов совершенно не принимали во внимание личные планы учеников и их семей. Это противоречило Законам о свободе личности, о правах человека. Это было тоталитаризмом в народном образовании.

Президиум общего собрания учащихся, родителей и учителей СШ № 7 в ДК ЮТЗ
(слева-направо): полковник М.И. Прокопчук (председатель родительского комитета),
С.В. Шеремет (директор школы старшеклассников),
А.И. Пятигорец (секретарь горкома коммунистической партии Украины),
В.К. Троцко (заведующая гороно),
на трибуне - Л.Я. Забара (завуч). 1965 г.

.

Формализм и заидеологизированность школьного обучения и воспитания в 70-80-х годах принимали глобальные масштабы, что губило народное образование. Вот некоторые образцы многочисленных установок того времени:

  • «...Исходя из Постановления ЦК КПСС «О дальнейшем улучшении идеологической политико-воспитательной работы», педагогическим коллективам школ необходимо глубже и последовательно раскрывать учащимся характерные черты социалистического способа жизни, преимущества Советского государственного строя, содержание «Морального кодекса строителя коммунизма», Конституции СССР и УССР... Выработать мероприятия, направленные на усовершенствование работы по изучению мемориальных книг Л.И. Брежнева «Малая земля», «Возрождение», «Целина».
  • «...На уроках больше внимания уделять углубленному изучению и тесной связи с учебным материалом произведений В.И. Ленина, документов КПСС, Конституции СССР. Во всех школах провести специальные уроки по ознакомлению учащихся с материалами майского и ноябрьского Пленумов ЦК КПСС (1982 г.), продовольственной программы СССР».
  • «...Делом первостепенной важности должно быть глубокое изучение материалов XXVI съезда КПСС. Донести идеи съезда до сознания каждого школьника - такова государственная и партийная миссия просвещенцев города».

Такие и подобные задачи ставились перед учителями города на совещаниях секретарями горкома партии, заведующими гороно, представителями облоно и Министерства просвещения. Вместо того, чтобы учить детей читать, писать, считать, овладевать основами наук, компьютерной техникой, учителей заставляли забивать детям головы демагогией, галиматьей, пропагандой.


...1 сентября 1982 года торжественно проходило открытие средней школы № 4 на 1 568 мест, построенной на месте НСШ № 4 возле узла связи и Преображенского собора. Первый секретарь горкома партии А.П. Прудков сердечно пожелал учащимся и их наставникам больших успехов и взаимной радости в учебе и труде. Под звуки торжественного марша А.П. Прудков и главный инженер треста «Никопольстрой» В.В. Секачев перерезают красную ленту. Директор школы В.И. Скрипник широко открывает двери новой школы и приглашает учащихся на первый урок...


49 классных помещений школы - учебные кабинеты, что дает возможность во всем размахе применять прогрессивные методы обучения. Отдельный блок школы, самый удобный и красочный, отдан в распоряжение малышей начальных классов. Даже спортивный зал у них свой, автономный. Впервые в практике школ Никополя здесь действуют 4 игровые комнаты для групп продленного дня. В отдельном блоке - мастерские по металлу и дереву, кабинеты домоводства, - все с богатым набором инструментов, материалов, оборудования для трудового обучения и воспитания учащихся. Широк и просторен актовый зал. 20 000 экземпляров учебной и художественной литературы насчитывает школьная библиотека, размещенная в просторных, светлых и красивых помещениях.


А вот стадион. Его спортивное ядро выглядит довольно внушительно: беговые дорожки, баскетбольная и волейбольная площадки, теннисный корт, уголок для практических занятий по правилам уличного движения. О такой базе ТСО (технические средства обучения) несколько лет тому назад можно было только мечтать: 7 киноустановок, 7 телевизоров, 25 проигрывателей, 30 фильмопроекторов «Витязь», 5 кодоскопов, киноустановка КН-20 А, радиоузел.


Так, или примерно так, оборудовались в эти годы все школы-новостройки.

Средняя школа № 4

.

Всего в школах Никополя в 1982 году работали 298 учебных кабинетов, из них 135 образцовых. Но компьютеризация школ по-прежнему не проводилась, недооценивалась и игнорировалась высшими государственными органами. Школы СССР отставали от школ Запада, США, Японии в вопросах компьютеризации и технического оснащения на десятки лет. Деньги для приобретения компьютерной техники не выделялись, оборудование не приобреталось, подготовка педкадров для работы на компьютерах не проводилась. Со временем власти спохватились, но, как всегда, было поздно.


В апреле 1984 года на Пленуме ЦК КПСС было принято постановление «Основные направления реформы общеобразовательной и профессиональной школы». Оно предусматривало:

  1. Улучшение содержания учебно-воспитательного процесса, повышение его эффективности.
  2. Повышение уровня знаний учащихся по основам наук.
  3. Формирование коммунистического убеждения у школьников, воспитания гражданской ответственности и чувства долга перед народом.

2 «Г» класс средней школы № 13. 1968 г.

.

Выполняя Постановление ЦК КПСС о реформе школы, Министерство Просвещения и Академия педагогических наук СССР:

  1. Определили новое направление в советской педагогике - педагогику сотрудничества между учениками, учителями и родителями (во все времена умные учителя, родители и ученики сотрудничали, так что нового здесь ничего не было).
  2. Разработали новый вариант учебного плана, в котором превалировала и утверждалась гуманизация общего среднего образования:
  • число учебных предметов сокращалось;
  • вводилось изучение ряда предметов по выбору;
  • с 1-го по 11-й классы вводилось сквозное изучение общественно-исторических дисциплин;
  • вводился курс эстетики;
  • изучение иностранных языков начиналось с 1-го класса.

Здесь необходимо отметить, что эти «нововведения» уже были в школах до 1917 года. Понадобилось 70 лет, чтобы их полезность и необходимость осмыслить, чтобы снова ввести их в народное образование.


Вопросы компьютеризации школы снова не решались на государственном уровне. Началась очередная кампания пустозвонства.


«...В преддверии XXVII съезда КПСС предстоит изо дня в день наращивать темпы реализации школьной реформы. Многие учителя школ умело используют эффективные приемы и методы изучения марксистско-ленинской теории, усвоение которой формирует фундамент научного мировоззрения учащихся, ставят перед учащимися проблемные задания, организуют самостоятельные работы по произведениям Владимира Ильича Ленина (изучать труды Л.И. Брежнева уже не нужно: Генсек умер), документам КПСС, прививают стойкий иммунитет к чуждым и враждебным взглядам», - писала в «Никопольской правде» от 31.08.1984 г. секретарь по идеологии К.М. Нагорная.


Как же выполнялась школьная реформа?


1 сентября 1984 года толпы учеников из всех школ города собрались возле здания горкома партии. Был проведен митинг с участием первых лиц горкома, горисполкома. 1 сентября объявили Днем Знаний, а 1984 год - годом Знаний. Играл оркестр, сдавались рапорты, брались и давались обещания, произносились пустопорожние речи. Много шума, звона... Вместо того, чтобы в этот день просто сесть за парты и учиться. «День Знаний» стал «Днем болтовни», а не приобретения знаний. Такие торжественные митинги проводились и в последующие годы. Партийное начальство никак не хотело понимать, что глобальные и масштабные митинги, собрания, рапорты, подъемы флагов, возложения цветов, речи, - все это не прибавляло ни капли знаний в головы учащихся, было пустой тратой времени, вредно влияло на воспитание детей. Собрания, посвященные началу каждого учебного года, конечно, нужны в школах. Но они должны проводиться четко, конкретно, коротко, не более 20 минут и уж ни в коем случае не за счет уроков. Директор, завуч поздравляют на таких собраниях школьников с началом нового учебного года, понятно и доходчиво объясняют детям, что от них требуется в школах, их обязанности и права...


Во исполнение требований реформ каждая школа обязана была составить комплексный план реализации школьной реформы, который должен был стать (по выражению заведующей гороно И.Т. Щербины) «программным документом». Развернулась работа по созданию в каждой школе идеологических комплексов (это же надо было придумать такое занудное название!).


В комплекс должны были входить:

  1. Зал боевой и трудовой славы.
  2. Пионерский и комсомольский залы.
  3. Зал интернациональной дружбы.
  4. Зал государственной символики.

В старые добрые времена все это вместе взятое называлось пионерской комнатой. Теперь организовывались залы за счет классных комнат, а детей переводили учиться во вторую смену.


Пионерское движение в городе, как и во всей стране, в это время было сильно заидеологизировано и заполитизировано. Вот лозунги и мероприятия пионеров в период школьной реформы 80-х годов: «Революционный держите шаг!», «Встретим XX съезд ВЛКСМ яркими пионерскими делами!», «XX съезду ВЛКСМ - 20 пионерских тракторов!», «Внесем свой пионерский вклад в выполнение решений XXVII съезда КПСС!», «Пионерские митинги против гонки вооружений!», «Сбор подписей под воззванием за мир!», «Ярмарка солидарности», «Борьба за безъядерное будущее!».


Такие и подобные пропагандистские пустопорожние лозунги и мероприятия (по примеру партии и комсомола), ничего не дававшие ни уму ни сердцу ребенка, были сплошной тарабарщиной и не приносили никакой пользы, скорее вред, в воспитании школьников. «...Прошло два года, как Пленум ЦК КПСС и Верховный Совет СССР одобрили «Основные направления школьной реформы...». Одним из основных направлений в работе просвещенцев в этот период было совершенствование идейно-политического, эстетического, нравственного, трудового, физического, военно-патриотического воспитания, трудового обучения и профессиональной ориентации учащихся», - пишет в «Никопольской правде» заведующая гороно И.Т. Щербина. Снова болтовня и демагогия. Снова руководители просвещения хватались за все сразу, снова у них ничего не получалось. Недаром в те времена был популярным анекдот:
«Этапы школьной реформы:
І этап - шумиха;
ІІ этап - неразбериха;
ІІІ этап - поиски виновных;
ІV этап - наказание невиновных;
V этап - награждение непричастных».


...Школа так устала от пустословия и нуждалась в делах - больших или хотя бы в малых... И эти полезные дела, вопреки начальству и ужасающему формализму, повседневно делала тысячная армия учителей Никополя. Они обучали и воспитывали двадцатитысячную армию учащихся города. Учили их читать, писать, считать и вооружали их знаниями основ наук, прививали детям правила хорошего поведения, законы нравственности и морали. Ежегодно заканчивали среднюю школу около 1 000 выпускников, лучшие из них получали золотые и серебряные медали. Многие выпускники 9- и 11-х классов поступали в средние специальные учебные заведения и вузы. Значительная часть окончивших школу трудоустраивалась. Сложные и ответственные задачи школы выполнялись, благодаря беззаветному труду учителей.


Вот некоторые примеры ежедневного, будничного, незаметного труда педагогов в 80-х годах. Прежде всего уроки, на которых ученики получают знания. Как непросто проводить их учителю! Какой огромной и тщательной подготовки требовал каждый урок. В классе сидело 30-40 детей, подростков. У каждого свой характер, привычки, норов. К каждому нужен был особый, индивидуальный подход. Каждого необходимо было научить, а для этого найти путь к его сердцу и душе. Добиться, чтобы ученик поверил учителю. Полюбил, зауважал его. Без выполнения этих условий, невозможен процесс обучения, усвоения знаний. Подавляющее большинство учителей Никополя с этим заданием справлялись. В школах и детсадах открылось 30 классов для шестилеток. Классы шестилеток считались новым шагом в советской педагогике, экспериментом. На самом деле в 30-х годах такие классы работали во многих школах и назывались «нулевками».


Группа учителей прошла специальную подготовку на курсах для работы с шестилетками по особой программе.


...Уходя в школу, дети-шестилетки брали с собой любимые игрушки... И все-таки это были уже школьники. На своих уроках они изучали русский язык, математику, музыку и изобразительное искусство, проводились уроки физкультуры и труда. Введен был новый предмет «Ознакомление с окружающим миром». Для маленьких учеников оборудовали специальные классы, игровые залы со спортивным инвентарем. Организовали трехразовое питание. Получасовые уроки чередовались с получасовыми переменами. Ежедневно проводилось по три урока. Задания на дом не задавались. Оценки не выставлялись. Ученики, родители и учителя были очень довольны экспериментом, который позже стал системой начального обучения.


Стало доброй традицией проводить по окончании первого полугодия «Праздник букваря». К этому времени самые юные учащиеся - первоклассники одолевали с помощью учителя первый в жизни учебник - Букварь. Это событие отмечалось в школах веселыми песнями, танцами, стихами. На праздник приглашались родители, учителя, шефы с предприятий. Первоклассникам вручались подарки. С этого дня они становились взрослее. Теперь для них открывались дороги к наукам, путь в огромный океан книг, а начинался этот путь со скромного Букваря.


О результативности и эффективности педагогического процесса в той или иной школе свидетельствовали успехи учащихся и их учителей в предметных олимпиадах на областном, республиканском и всесоюзном уровнях, победы на которых становились приятной традицией никопольских школьников. В 1988 году отличились эрудиты СШ № 9. Восьмиклассник В. Закитный занял 1-е место на республиканской олимпиаде по физике. На городской олимпиаде по русскому языку и литературе победителями стали Е. Лизукова и А. Телятник, по информатике - О. Малиновская.


С огромными трудностями, но постепенно решались проблемы компьютерной грамотности, компьютерного всеобуча. Оборудовались первые кабинеты вычислительной техники в школах №№ 1, 2, 4, 5, 6, 9, 10, 13, 15, 20. Информатика преподавалась во всех старших классах школ города. Однако имеющаяся техника не отвечала уровню современных требований. Поэтому учащиеся школ №№ 2, 13, 19, 22 практические занятия по информатике проводили в кабинете вычислительной техники учебного цеха Южнотрубного завода, где была установлена вычислительная машина «Роботрон», два комплекта учебной вычислительной техники «КУВТ-86», ЭВМ «Электроника БК-001», простейшие линейные программы на языке «Бейсик».


Среди 500 учащихся, обучающихся в классе информатики и вычислительной техники на ЮТЗ, некоторые стали победителями межшкольных олимпиад и достигали в изучении предмета заметных успехов: Сергей Цымбал (СШ № 7), Павел Гарбар (СШ № 9). Занятия в классе проводили опытные мастера производственного обучения: Т.А. Рожко, Е.Э. Болотова. Организаторами компьютерного обучения на ЮТЗ были: А.А. Ковальчук - заместитель директора по экономике; Б.И. Подольский - заместитель директора по труду и кадрам; А.П. Науменко - начальник участка производственного обучения; Н.И. Дорофеева - инспектор гороно. Б.Ф. Тришин, Л.Д. Ищенко, Л.А. Кабак, Л.М. Буракова, В.К. Пчельникова - все они специалисты ЭВМ, сотрудники вычислительного центра ЮТЗ, стоявшие у истоков компьютеризации школ города Никополя.


За счет завода ферросплавов школы города приобрели дисплейный класс, вычислительный комплекс «Корвет», 12 учебных компьютеров ПК-8020 и персональный компьютер учителя. Все это оборудование было установлено в МУПК-2, где обучались старшеклассники школ №№ 1, 3, 4, 8, 10, 15, 16. Здесь же установили видеоконтрольное устройство, предназначенное для визуального контроля и просмотра изображения в рамках прикладного ТV. Учителя информатики проходили систематическую курсовую переподготовку, совершенствуя квалификацию.


Но проблема компьютеризации школ оставалась еще долгие годы нерешенной по причине недооценки этого важнейшего дела высокими государственными чиновниками. Наши школы по-прежнему отставали от зарубежных на десятки лет.


Большое внимание продолжали уделять трудовому воспитанию подрастающего поколения, подготовке школьников к общественно-полезному труду, профориентационной работе среди них. С этой целью на различных предприятиях города работали трудовые объединения старшеклассников в количестве около 1 000 учащихся. В них они овладевали рабочими профессиями. Организация труда учащихся во время летних каникул долгие годы оставалась проблемой. Ребята хотели трудиться, зарабатывать деньги, но никто их на работу не принимал, а если и принимали, то толку от этой работы было мало. Учащийся СШ № 2 Р. Резник писал в газету: «Вот и окончилась пятая трудовая четверть. Я с товарищами работал на краностроительном заводе, где выпускались мощные современные автокраны. Работали всего неделю, а остальное время «загорали». Поддержки со стороны администрации цеха не дождались. Когда просили какую-нибудь работу, нам предлагали подождать... Цех завален хламом, к станку сложно добраться. Хотелось во время практики немного заработать, но время потрачено впустую: мы не получили ни опыта работы, ни денег, остался лишь неприятный осадок. Пропало всякое желание после окончания школы работать на заводе».


В июне 1988 года Госкомитет СССР по труду и социальным вопросам и Госкомитет СССР по народному образованию согласовали с ЦК ВЛКСМ и Минздравом и утвердили «Положение о порядке и условиях добровольного труда учащихся общеобразовательной школы в свободное от учебы время». В нем:

  1. Разрешалось подросткам с 14 лет работать на любом невредном производстве.
  2. Работа засчитывалась как школьная практика.
  3. Учащиеся заключали договор о работе с предприятием, имели право расторгнуть договор, предупредив об этом за 3 дня.
  4. Продолжительность рабочего времени: от 14 до 16 лет - 4 часа в день (24 часа в неделю), от 16 до 18 лет - 6 часов в день (36 часов в неделю).
  5. Оплата в зависимости от выработки.

В какой-то мере школьникам облегчили положение с трудоустройством. Но это постановление проблему не решало, так как предприятия к этому времени оказались в глубоком кризисе и им было не до организации детского труда.


В школьных мастерских пытались организовать труд учащихся. По заказу предприятий они изготовляли болты, гайки, шпильки, ящики, садовый инвентарь.


На областной олимпиаде школьников по труду первое место в 1986 году заняли ученицы СШ № 6 Таня Синчук и Валя Дьячко. Их наградили грамотами и переходящим кубком...


Никопольская городская пионерская организация в то время объединяла 23 пионерские дружины, в которых насчитывалось более 9 000 пионеров и 5 000 октябрят.


В перечне полезных дел пионеров были:

  1. Операция «Забота» - помощь школам-интернатам учебными принадлежностями.
  2. «Детям Армении» - помощь детям Армении после землетрясения одеждой и продуктами.
  3. Операция «Малышок» - ремонт мебели, игрушек, инвентаря в детских садах и детдоме.

Шефство над ветеранами Великой Отечественной войны, воинами-интернационалистами, участниками ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС (обрабатывали огороды, покупали продукты, убирали дворы, доставляли лекарства, еду).


Пионерские призывы того времени: «Пионеры! Наряду с учебой участвуйте в конкурсах, смотрах-фестивалях, совершайте туристические походы с пионерской песней и картошкой у костра! Дружите с романтикой и мечтой!».


Центром пионерской работы был Дом пионеров, открытый в 1937 году. В те далекие годы работало 5 кружков: биологический, художественный, вышивки, народных инструментов, фото.


В 1949 году Дому пионеров было присвоено имя Героя Советского Союза Олега Кошевого.


В 1987 году Дом пионеров отметил 50-летие. К этому времени он стал подлинным центром пионерской, методическо-инструктивной и организационно-массовой работы. Здесь уже работало 208 кружков, в которых занималось 3 012 школьников.


Славился Дом пионеров своим ансамблем песни и пляски.


Ребята изучали историю родного края, участвовали в различных слетах, смотрах, конкурсах, фестивалях.


Среди ветеранов-энтузиастов внешкольной работы с детьми имена А. Марковой, Н. Лангер, В. Поддубной, Л. Серовой.


...В фойе кинотеатра им. А. Довженко - выставка-85 «Мир глазами детей».


Более 100 работ было представлено на выставке. Все они оригинальные, творческие, выполненные с большим вкусом, старанием и любовью. Здесь не было перерисовок, копий. Дети сами развивали тему, стремились выразить в художественном произведении свои мысли: «Счастливое детство», «40 лет Великой Победы», «Мой родной город», «Труд моих родителей», «Мой дом, моя семья». Богата жанровая тематика юных художников: плакаты, иллюстрации, натюрморты, пейзажи, портреты. Разнообразная техника исполнения: гуашь, акварель, тушь, перо, масло, офорт, линогравюра. Первое место было присвоено Тане Андриашенко за работу «Бабушка собирается на праздник», второе место - Игорю Салагаеву за картину «Китобой».


Славилась своими делами городская станция юных техников. Основана в 1944 году как ДТС (детская техническая станция), потом стала СЮТ (станция юных техников), а в 1991 году Межшкольный центр трудового обучения и детского технического творчества. Авиа-судо-ракето-автомоделирование, кружки фотографов, секции картингистов охватывали свыше 2 000 ребят. Для удобства кружки располагались в школах и детских клубах по месту жительства кружковцев. Особой популярностью среди школьников города всегда пользовались соревнования по техническому моделированию. В 1981 году в соревнованиях принимали участие команды семнадцати школ и пяти детских клубов. Более 120 ребят состязались в умении читать чертежи, работать с конструкторами, действующими моделями. Победителями стали команды юных техников школ №№ 3, 4, 12.


В фойе двух городских кинотеатров состоялись выставки технического творчества школьников. Экспонировались сотни приборов, моделей, механизмов, поделок. Особый интерес вызывали действующие модели торпедного катера, самолета ЯК-18, мельницы, карусели, картинга. На выставках демонстрировался производительный труд учащихся: ручки к печному литью, фланцы, кияльники, датчики, трехфазные мосты, стеклодержатели, стопорные пластины. Все это изготовляли ученики СШ № 3 и № 20 по заказам предприятий города. В настоящий праздник превратилась выставка. Вывод был сделан такой: увлечь подростков может только дело, которое приносит полезные результаты.


В клубах «Чайка», «Оптимист», «Спутник», «Юность», «Факел», «Радист» ребята проводили свободное время. Занятия техническим творчеством делали подростков изобретательными, настойчивыми, усидчивыми, терпеливыми. Жизнь доказала: высококвалифицированных специалистов необходимо готовить с детства.


Выдающийся авиаконструктор О.К. Антонов сказал: «Конструктор, вышедший из авиамодельного кружка, стоит пяти обычных инженеров. Кружковцы чувствуют душу летательного аппарата».


Более чем 50-летняя история станции юных техников Никопольского гороно подтвержда¬ет мудрость этих слов... Прорыв в космос, бурное развитие атомной энергетики, успехи в самолетостроении, электронике... Было чем гордиться людям старшего поколения. В развитии этих отраслей приняли участие и никопольские школьники, бывшие (в середине ХХ века) кружковцы СЮТ Э. Белый испытывал реактивные самолеты; инженеры В. Скок и П. Романец создавали новую электронную технику; в Центре подготовки космонавтов работал Е. Михно; физик-ядерщик, доктор технических наук В. Гладун, лауреат Государственной премии авиаконструктор А. Кривошеев.


В 1994 году сборная команда Днепропетровской области, на 3/4 составлена из никопольских школьников, на чемпионате Украины по авиамодельному спорту в Киеве заняла второе место. Победителей С. Перепадю, А. Коломойца, С. Пузана к ответственным соревнованиям и к победе в них готовили тренеры-педагоги А.П. Березюк и С.Л. Портнягин.


Там же, в столице, на выставке «Моделирование - инженерный труд» высокую оценку получили работы никопольских школьников: «Плавильный стан» Д. Фатеева, «Литейные изделия и формы» А. Климченко, «Микромопед» С. Пугачева. Ребята были отмечены дипломами и денежными премиями.


Трехкратный чемпион Украины по радиоуправляемым авиамоделям М. Стасюк и призер по судомодельному спорту А. Молдавец - тоже воспитанники ДТС. Кроме традиционных кружков в начале 80-х годов в Центре были открыты новые направления - кружки основ программирования, машинописи, современного делопроизводства...


Тогда далеко не все дети в тяжкое время реформ бросились торговать «сникерсами», мыть иномарки и молиться на доллар. Жило, действовало и творило беспокойное племя искателей.


Светлые детские головы всегда были, есть и будут, хотя государственные дяди и тети нищенским финансированием подрезали крылья детским талантам. В разные годы руководителями и наставниками детского технического творчества работали педагоги-энтузиасты, технари-мастера В. Гладков, А. Перепадя, Г. Литвин, В. Кольчицкий, З. Колоскова, М. Продан, П. Калиниченко, Ю. Кулябин, В. Резников, Л. Краснощек.


Более 250 учащихся школ города ежегодно занимались в «Клубе юных моряков», созданном в 1980 году. Основной задачей клуба было воспитание подрастающего поколения на революционных, боевых и трудовых традициях советского народа, подготовка юношей и девушек к службе в рядах Вооруженных Сил и Военно-Морском Флоте нашей страны. В клубе курсанты получали хорошую подготовку по основным морским специальностям: судоводителя, рулевого, сигнальщика, моториста, радиотелеграфиста, а также изучали историю Военно-Морского Флота, воинские Уставы, проходили строевую и стрелковую подготовку. Важное внимание уделялось спорту, особенно плаванию, гребле, парусу. За 6 лет Клуб выпустил более 3 000 юных мореходов, многие из которых продолжали учебу в средних и высших мореходных училищах и посвятили свою жизнь морю. Руководил Клубом капитан В.И. Секлицкий - выпускник Нахимовского училища.


Большое значение придавалось летнему отдыху учащихся, который тесно сочетался с трудовым воспитанием ребят. Популярностью среди школьников и родителей пользовались городские пришкольные пионерские лагеря с трехразовым питанием. Такие лагеря работали в школах №№ 4, 5, 6, 7, 9, 10, 12, 13, 15, 16, 19, 20 - за редким исключением - во всех школах города. Увлекательные походы по родному краю, встречи с интересными людьми, спортивные состязания, участие в художественной самодеятельности, пляж - все это - неотъемлемые составные ребячьего отдыха. Каждое лето 3 000 школьников отдыхали в стационарных лагерях на берегу Каховского моря треста «Никопольстрой» и Южнотрубного завода. Бессменным начальником пионерского лагеря ЮТЗ тридцать лет работала Раиса Евсеевна Скорина - учительница СШ № 13. Хорошо зарекомендовали себя лагеря труда и отдыха старшеклассников. Каждое лето они создавались в 10-12 школах. Ребята чередовали содержательный отдых с трудом на сельскохозяйственных работах в колхозах и совхозах Никопольского региона.


Популярными у никопольских школьников стали дальние экскурсии. Диапазон маршрутов был довольно широк и разнообразен: Киев, Москва, Ленинград, Днепропетровск, Запорожье и Крым, Карпаты, Кавказ, Прибалтика, Аскания-Нова, Черноморское и Азовское побережья и др.


Ежегодной традицией в Никополе стало проведение праздника цветов в сентябре. Школы всегда были главными организаторами и участниками.

3 «В» класс средней школы № 13. 1993 г.

.

...Красота, нежность, непостижимая игра красок - все это представлялось взорам посетителей выставки цветов в Центральном парке, радостном и солнечном празднике. «Борьба за мир», «Продовольственная программа», «Покорители космоса», «Строители БАМа», «Выпускница юбилейного года», «Первая клякса», «Отличница» - эти и другие названия букетов свидетельствовали о широком спектре задумок и тематики, о незаурядной фантазии и выдумке авторов икебаны. Праздники цветов сопровождались выступлениями художественной самодеятельности Дома пионеров: танцы, песни, стихи, театр кукол, цирковая программа, духовой оркестр школы-интерната № 1 (в эти годы - единственный среди школ), конкурсы детского рисунка на асфальте. Активно работали книжные базары, буфеты, мороженое. В 1987 году на выставке цветов авторитетное жюри первое место присудило школам № 13 и № 15, второе - СШ № 20, третье - СШ № 10.


Шли и шли никопольчане, гости нашего города, любовались и восторгались осенними цветами, полыхавшими всеми красками радуги, благоухавшими тонкими ароматами, приносившими людям радость, а детям - чувство прекрасного. Дети - цветы жизни!


...И вот среди этих цветов - сорняки: из года в год растущая детская преступность... Одни совершают кражу, другие - подрались, третий снял шапку с прохожего. Бывали и более серьезные правонарушения среди школьников: поножовщина, разбой, наркотики, пьянство, изнасилование, половые извращения. Эти «подвиги» вызывали горечь и тревогу. Появилась категория молодежи, презирающая демонстративно всякую работу. Они не приучены ходить в магазин за хлебом, выносить мусор, мыть полы, стирать белье, работать в саду и на огороде. Такие дверь открывали ногами, харкали и бросали окурки на пол, на автобусной остановке они лезли, расталкивая женщин и детей, стариков и больных, занимали места, отведенные для инвалидов. В вечернее время такие типы стаями бродили по улицам, нескладно бренчали на гитарах, вокруг них создавалась аура, густо насыщенная вульгаризмами, беспричинным гоготом, визгом и матерщиной. Это они ламали все скамейки в парках и на бульварах, уничтожали урны для мусора, раскурочивали телефоны-автоматы, били фонари и стекла, где доставали. Носителями и разносчиками пороков становились праздные личности, не наученные прикладывать руки к настоящему делу...


Какие же причины подростковой преступности, которая все возрастала?


На этот вопрос частично давала ответ объяснительная записка ученика В.: «...поясняю, что 16 сентября 1986 г. я ушел из семьи и не ночевал дома, т.к. мои родители напились и начался скандал. Спал я на чердаке дома № 153 по ул. К. Либкнехта со своими знакомыми... Мои родители систематически пьянствуют. Будучи часто голодным, я бродил по городу, вскрывал молочные бочки и утолял голод молоком. 18 сентября я угнал мотоцикл. Был осужден на три года лишения свободы с отсрочкой приговора»... В декабре 1986 г. ученик В. угнал автомобиль УАЗ-469. Отсрочка приговора была заменена лишением свободы... И таких преступлений в Никополе десятки и сотни...


Официальные версии и причины роста преступности объявлялись такие:

  1. Низкий уровень работы по правовому и нравственному воспитанию детей в школах.
  2. Недостаточно привлекались к работе с трудными подростками и неблагополучными семьями депутаты горсовета.
  3. Слабо борются с детской преступностью комсомол и профсоюз.
  4. Работа по профилактике детской преступности носит формальный характер.

Правонарушения среди несовершеннолетних из года в год росли и становились все серьезней.


В школе-интернате № 1, где правонарушения детей считались неизбежными и чуть ли не узаконенными, была такая печальная статистика: из 270 воспитанников от 6 до 16 лет у 159 ребят отцы и матери лишены родительских прав, 46 - брошенных детей, у 22 ребят родители находились в тюрьме (1987 г.).


...13 учениц СШ № 4 жестоко избили двух своих соучениц. Девочки били девочек. Этот случай поразил всех жестокостью и изощренностью, с которой были избиты ученицы. Было оскорблено человеческое достоинство. Были запятнаны символы Родины. В школе хулиганки характеризовались крайне отрицательно: систематически прогуливали уроки, проявляли нездоровые сексуальные интересы, часто убегали из дома, не ночевали дома, отличались лживостью, лицемерием, нежеланием учиться, взаимным неуважением в семье. Обо всем этом знали родители, но не предупредили преступление своих детей.


Причины детской преступности часто обсуждались на конференциях, собраниях, совещаниях, сессиях самых различных уровней. Но положительных результатов не было. Официально объявлялось, что наиболее неблагополучно с детской преступностью обстоят дела в школах №№ 2, 3, 6, 16, 21. На всех совещаниях критиковали руководителей и учителей этих школ, хотя они меньше всех были виноваты в том, что общественно-государственная система того времени криминализировала детей и семью. Настоящие причины всевозрастающей детской преступности скрывались в порочной общественной и государственной системе нашей страны, криминальной по своей сути.


В те годы много было постановлений, совещаний, разговоров на всех уровнях по детскому питанию. Всех младших школьников поить бесплатно молоком, всех школьников обеспечить горячим, качественным питанием - такие и подобные решения принимались множество раз. Но, как всегда, потом не хватало денег. Деньги на питание начинали собирать с детей. Сбор денег вменили в обязанности учителей, что крайне усложнило их работу и жизнь. Полезного, горячего, калорийного питания в школах так и не получилось. Вот зарисовки из того времени:

  • Завтрак учащихся СШ № 9: котлета - 50 г, ложка пшенной каши, маринованный кабачок - 10 г, компот, хлеб. Цена завтрака - 30 коп.
  • Завтрак учащихся СШ № 10: гуляш - 25 г, пюре картофельное - 55 г, маринованный кабачок, хлеб, молоко. Цена завтрака - 45 коп.

Контроль установил:

  1. Недовложение продуктов в каждой порции.
  2. Пища холодная, невкусная, не поедается детьми и большая часть ее идет в отходы.

Детей откровенно обворовывали! Ведь таких нищенско-помойных завтраков по городу - тысячи! Наживались работники школьных столовых, откармливали дармовыми продуктами свиней - и все это за счет детей. Школьники не ели овощей, фруктов, молочных продуктов - и это на благодатной Никопольщине осенью! О преступном отношении к детскому питанию знали все: горком партии, горисполком, гороно, профсоюзы, но никто никаких мер не предпринимал, как всегда, ограничивались разговорами, виновных не наказывали и не называли. Питание детей в школах многие годы оставалось отвратительным.


Возле детского питания паслись и обжирались люди, призванные обеспечивать высококачественное питание школьников. Такова была система!

1 «А» класс средней школы № 6. 1995 г.

.

Источник: Шеремет С.В. Школы Никополя в ХХ веке : Иторико-документальный очерк. - Дніпропетровськ :  Пороги, 2002. - С. 36-60.

Перевод в электронный вид: Бутенко О.П.


На нашем сайте Вы можете узнать больше об истории Никопольщины:

.


.

Останнє оновлення на Понеділок, 26 лютого 2018, 17:22
 
, Powered by Joomla! and designed by SiteGround web hosting