Во саду ли, в огороде...

Сейчас на сайте

На даний момент 93 гостей на сайті
Besucherzahler singles
счетчик посещений


Designed by:
SiteGround web hosting Joomla Templates
PDF Друк e-mail
История Никопольщины - В годы Второй мировой войны (1939-1945 гг.)
Четвер, 21 червня 2012, 10:58

Шеремет С.В.
Учитель истории
г. Никополь, Украина
Биография

.

Оккупация
(глава из книги «В гостях у старого Никополя»)

.
Наш Никополь был оккупирован немцами 17 августа 1941 г. После захвата его фашистами, город в течение 5 недель обстреливался с левого берега Днепра артиллерийским огнем. Стреляли наши. Пушку все время перемещали в плавнях с одного места на другое, поэтому немцы даже с помощью авиации не могли ее засечь и уничтожить длительное время. Немцам от такого обстрела никакого вреда не было. Мирное население страдало, так как приходилось жить в погребах и подвалах, подвергаться смертельной опасности. Артогнем была разбита Преображенская церковь - главный храм города, разрушены и подожжены мирные дома никопольчан.

.
Уже на второй день после прихода немцев в городе появилась местная полиция с белыми повязками и надписью «Полицай». Она занимала помещение бывшей милиции по ул. Свердлова, 8. Вооружены полицаи были на первых порах немецкими карабинами и русскими трехлинейками, носили гражданскую одежду, все были русскими или украинцами. Командовали ими немцы.

0 61f6b 1597f79b XL  1

Воин Красной Армии, СПАСИ!
Плакат В.Б. Корецкого. 1942 г.

..

В помещении бывшего горкома компартии и горисполкома обосновалась городская управа с бургомистром во главе и различными отделами. Бургомистром немецкая военная администрация назначила Струковатского. Заведующим земельным отделом стал бывший директор средней школы № 9 Ф.И. Вовк. Заведующим отделом образования стал бывший директор средней школы № 5 Т.Г. Кисиль. Накануне освобождения Никополя от оккупантов Ф. Вовк с семьей вместе с немцами удрал на запад, а позже, по рассказам, оказался в Канаде. А Т. Кисиль переквалифицировался, принял сан священника. Но это его не спасло. С приходом наших, Т. Кисиль был арестован, за сотрудничество с оккупантами получил 10 лет. За полтора года до окончания срока в одном из Норильских лагерей его зарубили зеки.

.
В Никополе осталось много евреев, которые или не сумели, или не захотели эвакуироваться. По приказу немецких властей они нашили у себя на груди желтые шестиконечные звезды и носили их несколько недель, затем всех евреев немцы и полицаи собрали возле банка, погнали за город и расстреляли женщин, детей, стариков в противотанковом рву возле птицекомбината.

.
После вступления немцев в город, несколько дней работал хлебозавод, в магазине продавали хлеб на старые советские деньги.

.
По распоряжению новых властей переименовали названия улиц. Возвратились к дореволюционным названиям, но появились и новые. Улицу Антипова переименовали в улицу «17 августа», а улицу Карла Маркса назвали улицей «Обер-лейтенанта Адлунга», который погиб в районе Никополя и был похоронен на обочине ул. К. Маркса возле столовой ремесленного училища. Постановление о переименовании улиц было опубликовано в газете «Промінь» под заголовком: «Нікопольська Міська Районова Управа вводить нові назви вулиць міста, які з моменту їх оголошення вважаються обов'язковими».

.
В Никополе была создана украинская националистическая организация «Просвіта». 28 октября 1941 г. вышел первый номер газеты «Промінь». Редакция «округового Нікопольського часопису» обращалась к никопольчанам: «... Віковічним стражданням українського народу прийшов кінець. Зникло «як роса на сонці» більшовицько-жидівське ярмо. Україна вільна. Осяяний промінням нового життя, народ скаже своє власне слово». Сообщалось, что редакция газеты расположилась в бывшем Доме Учителя по ул. 17 августа, 13. На первой странице газеты крупными буквами: «Слава нашим визволителям - німецькому народові та його вождю Адольфу Гітлеру!». Заголовки материалов, опубликованных в первом номере «Проміння»: «З головної квартири Фюрера», «Перемога на сході - удар по Англії», «Папа проти большевизму», «Перший бій Європи проти совєтської Росії». Тимофей Кисиль выступил в газете с большой статьей «Ще не вмерла Україна», в которой писал: «... Україна не вмерла і ніколи не вмре! Ні поляк, ні жид, ні москаль і ніхто інший не буде панувати на нашій землі... Велика подяка Німецькому Народові та його керівникові Адольфу Гітлеру за братерську допомогу... Велика Німецька Армія звільнила нас...».


В бывшем кинотеатре им. Ленина в сентябре была проведена городская и районная учительская конференция. Решался вопрос о работе школ. Во время заседания в зал зашел патруль - два немецких солдата с автоматами. Собрание педагогов, состоящее из шестисот учителей, приветствовало солдафонов вставанием: кто, подобострастно улыбаясь, кто, кляня себя за рабскую угодливость, кто, скривившись в иронической улыбке, кто, изогнувшись в лакейском поклоне... В перерыве некоторые участники конференции попытались спеть «Ще не вмерла Україна», но не получилось, слов не знали.

.
В октябре открылись некоторые школы. Проучившись три неполных месяца, школы закрылись - наступили морозы, нечем было топить.

.
Заработали клубы. В них крутили немецкие фильмы, ставили пьесы драмкружки «Просвіти». Клубы всегда были битком набиты народом и молодежью. Немцы объявили о добровольном наборе юношей и девушек на работу в Германию. Развесили красочные плакаты с приглашениями. Первые партии молодежи отправлялись на работу в Германию добровольно под звуки духового оркестра из парка им. Пушкина.


Функционировал рынок в старом городе. Появились новые деньги - оккупационные марки-карбованцы, но преимущественно действовал натуральный обмен товаров и продуктов. Здесь же, на рынке немцы устроили показательную казнь через повешение какого-то мужчины: говорили в народе, что повесили его за воровство немецкой посылки на железнодорожной станции.


Предприятия не работали. Чтобы обеспечивать железнодорожные перевозки немцев организовали работу паровозного депо. На Южнотрубном и заводе им. Ленина работали мастерские по ремонту военной техники. На завод строительных машин приехал молодой Каршевский, сын бывшего хозяина. Он пытался восстановить производство, но его старания ограничились работой одной вагранки. Немцы, большие любители пива, организовали работу пивзавода. Открывались частные парикмахерские, сапожные и швейные мастерские. Горожане ходили в села, обменивали одежду и обувь на продукты. Многие семьи, чтобы выжить, перебирались из города в села. Там было легче с пропитанием. В городе пустовало много квартир, так как их хозяева эвакуировались. В брошенных квартирах осталась мебель, различные домашние вещи, утварь. Появились бывшие раскулаченные. Они занимали админдома ЮТЗ, обзаводились лошадьми, коровами, домашней птицей...


Дом № 9 на Соцгороде стоял полупустым, только часть его была заселена жильцами. Такая же картина наблюдалась и в остальных крупных четырехэтажках. Накануне зимы жители этих домов среди белого дня растащили огромную, в несколько десятков тонн кучу угля, запасаясь топливом.


Первая оккупационная зима 1941-1942 гг. была голодной и холодной, беспокойной и тревожной, как и две последующие зимы оккупации. Выживали, благодаря огородам. Все пригодные земли в Никополе и за городом занимались под огороды. Вручную вскапывались огромные площади, садили кукурузу, картофель, овощи. Тем и кормились.


Моей матери один из руководителей отдела образования городской Управы заявил: «Для жены коммуниста у нас работы нет и не будет!». И это в то время, когда при сталинском режиме мой отец Василий Феофилович Шеремет был арестован, осужден и погиб в Днепропетровской тюрьме в 1939 году. Мать, учительница украинского языка и литературы, при помощи друзей нашей семьи получила место учительницы начальных классов в с. Ульяновка Шолоховского сельсовета в глубинке Никопольского района, в 40 км от города. Туда мы и перебрались в конце августа 1942 года.

file9c0f09b319a708893e848b7aabf060d5 1

Боец, освободи от фашистского гнета!
Плакат Б. Иогансона. 1943 г.

.

Но еще в июне я совершил пеший стокилометровый поход в с. Первомаевку Софиевского района, где жили наши родственники по отцу. У них я прожил целое лето. Вместе со взрослыми и такими же, как я подростками, работали на различных сельхозработах. Носил снопы, полол, косил, пахал, сеял, убирал хлеб, пас коров, телят, научился управлять лошадьми, быками. Это была прекрасная пора познания сельской жизни городским мальчишкой. Было трудно, но полезно и интересно. Работая в поле, мы часто наблюдали, как на восток огромными стаями летели немецкие самолеты. По железной дороге часто-густо двигались эшелоны с немецкими войсками и техникой. Начиналась знаменитая Сталинградская битва и битва за Кавказ.


В конце августа я снова совершил стокилометровый переход и возвратился в Никополь. Вся наша семья: мать (40 лет), сестра (16 лет), я (14 лет) и два брата шести и четырех лет переехали в с. Ульяновку. Здесь в правлении колхоза им. Молотова матери выписали 10 кг муки, 3 кг пшена и 0,5 кг подсолнечного масла - это было несметное богатство! Ведь в Никополе наша семья уже голодала. Мать начала работать в школе, обучать детей грамоте. Я пошел в колхоз (при немцах колхозы сохранили, только начали их называть «громгосподарствами»). Так немцам удобнее было облагать и взыскать налоги с колхозов.


На работе я уже не был новичком. Получив наряд от бригадира, я старался добросовестно выполнить порученное мне задание. Но как «чужаку», как «городскому», никем не защищенному, мне доставалась самая тяжелая, самая грязная, самая невыгодная работа. Мне давали самых плохих лошадей, быков, самый разболтанный сельхозинвентарь. В смысле еды я так же был обделенным: не имея возможности есть сало, мясо, я только делал вид, что мне безразлично, что я не замечаю, когда все это ели другие. А спустя месяц, я принес домой и с большой гордостью отдал маме пуд пшеницы, полученный в счет оплаты заработанных мною трудодней. В другие дворы развозили пшеницу коробами и разгружали мешками. Село Ульяновка насчитывало около сотни дворов, и осенью 1942 г. селяне жили вполне благополучно, как и в других окрестных селах. В каждом дворе была корова, теленок, разводили свиней, овец, домашнюю птицу. В колхозе имелось 40-50 лошадей, 10-12 пар быков, стадо коров, телят, отара овец, птицеферма, свиноферма. Из техники: трактор, комбайн, молотарка, различный сельхозреманент.


В селе было немало мужчин. Каким-то образом они в армию не попали. Жили в селе женщины-солдатки, мужья которых воевали на фронте. Этим жилось труднее, но колхоз им помогал: и огород вспашут, и соломы завезут, и из коморы что-нибудь из продуктов выпишут. Никто в селе не голодал, продуктов хватало.


Колхозы немцы обложили налогами: сдавали зерно, мясо, молоко, яйца. За несвоевременную сдачу налогов - расстрел. В соседнем селе Ольго-Ивановке расположился Гебитско-миссариат - немецкая административная территориальная единица на оккупированной земле. Гебитскомиссару ежедневно к 10 часам утра направлялась нарочным сводка: о ходе посевной, о сборке урожая, о сдаче налогов и поставок. Гебитскомиссар был высшим начальником в регионе для группы сел. Это был молодой немецкий офицер в чине обер-лейтенанта, который разъезжал по селам на тачанке в сопровождении переводчиц. Однажды он гонялся с кнутом за хлопцами, которые устроили перекур во время пахоты. «Работать надо!» - кричал он, размахивая хлыстом.


В Ольго-Ивановке кроме Гебитскомиссариата было еще какое-то полицейское подразделение. Все его боялись и обходили десятой дорогой. Как потом узнали - гестапо.


Установили немцы и трудовую повинность. По разнарядке колхоз отправлял на сооружение военных объектов бригады работоспособных мужчин, женщин, подводы, лошадей.


Постоянными были наряды на строительство моста через Днепр в Никополе. Через каждые 10 дней людские бригады обновлялись. Выполнение мостовой повинности строго немцами контролировалось. В случае ее невыполнения, расстрел грозил и председателю, и работникам.


Мост, которым немцы решили соединить Никополь и Каменку, левый и правый берега Днепра, имел для них огромное стратегическое значение. На строительстве работали сотни людей. По железнодорожной ветке на Довгалевку доставлялись строительные материалы: лес, железо, цемент, щебенка, камень, трубы, песок. Потом все это перегружалось на баржи и переправлялось на место строительства моста. Строительство проводилось быстрыми темпами. Все время слышалось: «Шнель! Шнель!».


Стройку несколько раз бомбила наша авиация. Были жертвы. Разрушения. Но немцы упрямо возобновляли и продолжали строить мост. Но не успели завершить строительство. Помешало мощное наступление Красной Армии. Память о мосте через Днепр в Никополе, который пытались построить немецкие оккупанты, сохранилась до наших дней - это две мостовые опоры, железобетонные быки. Один на правом берегу использовали при строительстве пивного бара «Три наката», второй торчит в водах Каховского моря возле Каменки.


В период оккупации широко отмечались народом религиозные праздники: Рождество, Пасха, Троица, Покрова и другие. Скрупулезно выполнялись религиозные обряды, в празднествах участвовало все население села от малого до старого, приглашались священники, правилась служба, пели, танцевали, играли свадьбы. Причем, все делалось с подчеркнутой серьезностью. Всем селом для молодоженов строили хаты.


Главной властью в селе был председатель колхоза, он же староста. Людей он не обижал, помогал многим. С приходом наших, получил 25 лет, отработал их в северных лагерях, вернулся домой и умер в родном селе. Полицаем служил местный парубок, тоже вреда односельчанам не делал. При отступлении немцев скрылся, потом воевал против фашистов в составе Красной Армии, потерял руку на фронте, заработал награды, дожил до старости лет дома.


... 2 февраля 1944 года наши советские войска освободили с. Ульяновку, 8 февраля был освобожден Никополь. Закончилась немецко-фашистская оккупация, длившаяся два года девять месяцев и двадцать два дня.


Результаты оккупации в Никополе и Никопольском регионе были ужасны. Фашисты уничтожили 8 000 человек, в том числе 1 500 детей. Было угнано в Германию 4 000 юношей и девушек. Накануне своего отступления немцы устроили облавы на мужчин. Вначале их отправляли в Германию эшелонами, а потом сгоняли в колонны и пешим строем гнали на запад.


Забрали немцы и всю скотину: лошадей, быков, коров, свиней, овец. Все это отправлялось в Рейх.


Южнотрубный завод лежал в руинах, до основания были разрушены завод им. Ленина, железнодорожный узел, все колхозы и совхозы в Никопольском регионе. Только по городу было разрушено 919 жилых домов, 23 школы, 3 больницы, 4 гостиницы, Дом отдыха. Общий ущерб составил: 990 млн. рублей по городу и 94,5 млн. рублей по району.


Время оккупации Никополя немецко-фашистскими войсками: с 17 августа 1941 г. по 8 февраля 1944 г.

.

.
Источник: Шеремет С.В. У гостях у старого Нікополя : Історико-документальний нарис. - Дніпропетровськ : Пороги, 2001. - С. 117-121.

.

Перевод в электронный вид: Диденко Е.В.


На нашем сайте Вы можете узнать больше об истории Никопольщины:

.
Останнє оновлення на Вівторок, 14 травня 2013, 16:42
 
, Powered by Joomla! and designed by SiteGround web hosting