Во саду ли, в огороде...

Сейчас на сайте

На даний момент 285 гостей на сайті
Besucherzahler singles
счетчик посещений



Designed by:
SiteGround web hosting Joomla Templates
PDF Друк e-mail
Персоналии - Геращенко Володимир Григорович
Понеділок, 24 липня 2017, 15:10
Фатеев Э.
журналист газеты "Репортер"
г. Никополь, Украина
 
 

Владимир Геращенко, педагог-медалист: «Смешно вспоминать, что в школе я ужасно не любил географию… »


Преподаватель географии и экономики школы № 4, учитель-методист Владимир Геращенко является единственным в Украине школьным учителем, удостоенным медали им. Ермаченко Института педагогики Национальной академии педагогических наук Украины. Медаль ему вручили в прошлом году. Ранее этой награды удостаивались лишь научные работники. Никопольскому педагогу принадлежат 39 публикаций в научных специализированных журналах Украины, Беларуси, Польши, России. О достижениях, взглядах на образование и его жизненном пути с ним беседует журналист Эдуард Фатеев.

 

Не скажу, что награждение было неожиданным.
 
- За что столь высокая педагогическая награда, Владимир Григорьевич?

- Как сказано в решении ученого совета, за популяризацию географической науки. За последнее десятилетие я, без ложной скромности, сделал немало, чтобы поднять ее статус на Никопольщине. Сам по себе я очень любознательный человек, люблю открывать новое, последние 20 лет стараюсь попасть на учительские семинары, конференции по всей Украине. Всегда за свои деньги. Если получу хоть какую-то информацию, для меня это праздник. Затем стал думать: а почему я езжу куда-то, отчего не проводить такие мероприятия у нас в городе? И с 2005 г. организовываю семинары по географии. Будучи знакомым с рядом научных работников, пригласил их в Никополь. Первый семинар провели на базе Европейского университета. Опыт удался. С тех пор я уже инициировал семь серьезных семинаров всеукраинского уровня, когда в Никополь приезжают по 3-4 доктора наук. Думаю, что не каждый город может похвастаться таким. А у нас это уже стало системой. Шесть лет назад тогдашний главный редактор издательства «Картография» Ирина Руденко сказала: «Хочу привезти к тебе на семинар очень интересного человека, доктора наук. Вы найдете общий язык». Им оказался заместитель директора Института педагогики Национальной академии педагогических наук Украины, доктор педагогических наук, Олег Топузов. Нас сроднило то, что он, как и я, географ. Олег Михайлович потрясающий человек! Энциклопедически грамотный, прошедший все ступени профессионального роста. У него свой особый взгляд на географию, как науку, которая преподается в школах. И, как оказалось, у нас сошлись взгляды. Мы стали тесно сотрудничать. Не знаю, как Олег Михайлович узнал, что в свое время по заказу Минобразования я занимался редактированием и рецензированием новых учебников по географии, но он стал давать мне свои рукописи для получения критических отзывов. Я всегда стараюсь быть оппонентом: не люблю писать восторженные рецензии, стараюсь убрать из рукописей то, что явля¬ется неточным или неприемлемым. При этом Олег Михайлович просит: «Если вы критикуете, то давайте свои предложения».

Я отредактировал и прорецензировал множество изданий, потому мне легко с ним работать. В ноябре 2014 г. по инициативе Топузова (с февраля 2013 г. он - директор Института педагогики НАПН Украины, с 2016 г. - член-корреспондент НАПНУ) мы провели в Никополе семинар по географии, физике и трудовому обучению, в 2015 г. состоялся второй большой выезд в Никополь - семинар по начальной школе. Такие семинары должны проводиться в городе. Сотрудничество с научной организацией просто необходимо, мы должны этим гордиться. Пальцев на одной руке с избытком, чтобы перечислить города Украины, которые имели бы такие связи. Это все инициатива Олега Михайловича.


- Откуда у него такое отношение к нашему городу?
- Насколько я знаю с его слов, у него никопольские корни, бабушка и дедушка жили в Никополе и он, маленьким, часто приезжал к ним. Часто созваниваюсь с Топузовым. Не скажу, что награждение было неожиданным, я чувствовал, что что-то готовится, по-скольку несколько раз звонили помощники Олега Михайловича с наводящими вопросами. Но не думал, что будет такой высокий уровень оценки моей работы. Хочу отметить, что такой же награды удостоена и Ольга Коник, но уже в ранге заместителя городского головы. Это так же единственный случай в Украине!

-Три выходца из Никополя стали академиками. У двоих из них мне посчастливилось брать интервью: у академика Национальной академии наук Украины, директора Института проблем материаловедения Валерия Скорохода в 2007 г. в Киеве и у академика Российской академии наук Виталия Швеца в 2012 г. в Никополе.  С первым меня познакомил бывший директор нашего музея Петр Ганжа, со вторым - вы. Откуда у вас такие знакомства?
- Мама академика Ольга Швец преподавала в школе № 1 и была классным руководителем у моей будущей супруги Татьяны. Это был последний выпускной класс учительницы. Ольга Дмитриевна умерла несколько лет назад, прожив 96 лет. Кстати, очень часто я ставлю в пример тот класс. Более дружного, сплоченного, готового прийти друг другу на помощь класса, я не знаю. Считаю, в этом большая заслуга классного руководителя. Когда мы познакомились с Таней, меня стали приглашать в классную компанию. Таня привела меня к Ольге Дмитриевне еще до того, как мы поженились, и та благословила наш брак. У нее я первый раз встретился с Виталием Ивановичем. Это большая фигура не только в российской, но и в мировой науке. Часто перезваниваемся с ним, и он всегда спрашивает, нужна ли его помощь. Я люблю встречаться и общаться с умными и порядочными людьми, и мне по жизни в этом очень везет.

Когда они уходили в запои, их привозили в Лиепаю

- Откуда вы родом, кем были ваши родители?
- Мы жили в городе Лиепая (Латвия) на самом берегу моря. Папа Григорий Васильевич был родом с Донбасса, мама Татьяна Петровна - из Подмосковья. В 1948 г. они поженились, и их откомандировали в Лиепаю. Папа работал заместителем главврача республиканской психиатрической больницы, мама по специальности была экономистом, а затем много лет работала секретарем горкома КПСС. Я жил в достаточно обеспеченной семье, был, так сказать, из среды «золотой молодежи». Но в то время, в отличие от нынешнего, это наоборот, накладывало дополнительную ответственность: ты должен был учиться лучше всех, быть во всем примером. Благодаря родителям мое детство было очень интересным и богатым на впечатления, мне удалось познакомиться с очень многими деятелями искусства. Мама являлась фанатом театра. Лиепая в то время, в том числе благодаря и ей, занимал в Советском Союзе первое место по количеству театров на душу населения. У нас на стотысячный город приходилось семь театров - Латышский академический, молодежи, кукольный, Балтийского флота, Русский драматический и т.д. И все они по вечерам были заполнены. Наша семья имела постоянные абонементы. К нам приезжали на гастроли МХАТ, Театр сатиры, театр «Ленком». Театральная жизнь бурлила. Летом 1991 г., используя старые знакомства, я сумел пригласить на гастроли в Никополь Театр кукол под руководством Сергея Образцова. Он гастролировал в нашем городе, как говорят артисты, «с полной афишей» целых три недели!

- Вы были лично знакомы с Образцовым?

- Очень близко и с самого детства: моя тетя Лидия Кишенкова работала у него в театре. Она вообще была незаурядной личностью, доктором биологических наук и - сейчас уже можно об этом говорить - много лет работала с Сергеем Королевым. Когда полетели Белка и Стрелка, последняя была ее личной собачкой. Выйдя на пенсию, тетя пришла в театр, вела в нем весь живой уголок - знаменитые сады с птицами и аквариумами. У них с Образцовым и дачи были по соседству. Будучи еще маленьким, там я познакомился со знаменитым режиссером.

И 25 лет назад взялся «на слабо» пригласить Театр Образцова в Никополь. По своему статусу ниже областных центров он не опускался. Так что Никополь стал первым не областным городом, где театр гастролировал с полной афишей! Гастроли открылись 18 июля, в день 90-летия Образцова. Сам он не приехал, поскольку болел, но мы практически ежедневно с ним созванивались. 21 день длились гастроли. Бывая в Москве, я иногда заходил в театр, и старые актеры еще долго вспоминали те гастроли. Как они го-ворили, «ни в одном городе мира и Союза им не дарили столько цветов, сколько в Никополе».


- У вас просто талант находить неординарных людей!
- Дело в том, наверное, что я с детства воспитывался в интеллигентной среде, был окружен интересными людьми. Встречаясь с ними, научился многому из взрослой жизни. Мои родители были очень хлебосольными людьми. Зачастую приезжали на день-два какие-то московские актеры, так мама даже не разрешала им останавливаться в гостинице, привозила к нам домой. Я мог сидеть вечерами и «нахватываться» от них. У папы в больнице (огромной, на берегу моря, с большим парком) проходили реабилитацию чиновники высокого союзного ранга, известные артисты. Когда они уходили в глубокие запои, их привозили в Лиепаю на лечение.

- Разумеется, ваши родители были партийными. А вы, повзрослев, вступили в КПСС?
- Нет, мне хватило того, что в моей семье было два члена партии, причем мама была коммунисткой до мозга костей. Я помнил фамилии всех членов политбюро, руководителей республиканских компартий, но партбилет не хотел носить. Мои родители были кристально честными людьми, бессребрениками, даже несмотря на то, что занимали очень ответственные посты. Простой пример: когда умерла моя бабушка, мама бегала по соседям и занимала деньги для поездки на ее похороны. Папа никогда не приносил коньяк, шоколад или балыки. Единственной привилегией была семейная библиотека - просто потрясающая, порядка 5,5-6 тысяч книг. На лестничной площадке с нами проживала директор книжного магазина. Она всегда приглашала папу отобрать книги из новых поступлений. Большую часть библиотеки мы с женой перевезли в Никополь, много книг раздарили, раздали в библиотеки, оставили только самые дорогие, как память. Мама никогда не пользовалась служебной машиной, чтобы приехать на работу, добиралась туда на трамвае. Она говорила: «У водителя рабочий день начинается в восемь и заканчивается в пять. Все, что за пределами этого времени, является моей личной проблемой». Эта родительская школа заложена и во мне. Я категорически отрицательно отношусь к подаркам и подношениям. Мне приятнее дарить, чем получать. Это не показуха, а то, что заложено с самого детства.

- Ваши родители пострадали от декоммунизации?
- Когда в Латвии начался процесс отсоединения от СССР и антикоммунистические выступления, мама уже была на пенсии. Возле ее дома постоянно дежурили два бойца Нацгвардии, чтобы не было никаких эксцессов. Ее любили и уважали, даже несмотря на коммунистические взгляды. Маму хоронили в день, когда я защищал в университете диплом, папу - через несколько лет. К их счастью, они не увидели развала Советского Союза. Но было и наоборот. Моя мама много лет дружила с великой актрисой Вией Артмане. Та была обласкана советской властью, и когда Латвия провозгласила независимость, была вынуждена переехать из столичной Риги на хутор, где и прожила до конца жизни. В то же время, когда Вия Фрицевна умерла, в Латвии был объявлен трехдневный траур. Перед развалом Союза говорили, что «у каждого прибалта в бабушкином сундуке бережно хранился национальный флаг». И когда началось национальное возрождение, эти флаги массово появились на улицах. Прибалты всегда были самостоятельными людьми, и все советское время мечтали о том, чтобы отсоединиться. Как только появилась возможность, они ею воспользовались. Латыши очень любят свою землю, я всегда это видел. При этом из прибалтов латыши были самыми лояльными к советскому строю. У меня в Латвии остались родственники, друзья, знакомые, одноклассники. И там есть свои проблемы. Но не хочу поднимать политические вопросы.

- Почему-то из прибалтов недолюбливают именно латышей? Лишь Солженицын хорошо отзывался о них.
- Нет плохих или хороших национальностей. Нас теперь в России называют бандеровцами. Самый простой пример. Выходец из Никополя много лет прожил в Петербурге. Недавно он скончался, и стоял вопрос о захоронении праха (он был кремирован) на кладбище в Никополе - как он завещал, рядом с могилой отца и матери. Его родственники из Петербурга долго боялись ехать с урной в Украину. Они были уверены, что как только пересекут границу, «киевская хунта» подвергнет их чудовищным репрессиям. Другой пример. Моя сводная сестра живет в Иркутске. Она несколько раз призывала нас переезжать туда, пока не приехала и не убедилась, что у нас «не режут русскоязычных». Да, российская пропаганда - страшное оружие.

Я был первым в Союзе мужчиной-секретарем

- Ваши детство и юность прошли в Латвии, а в Никополь-то как попали?

- В Украину я попал во время службы в армии. Проходил «учебку» в Николаеве, служил в Одессе, в артиллерии. Получилось так, что со мной служил хлопец из Киева Игорь Головань. Взяв меня «на слабо», предложил поступать в только что открывшийся Киевский техникум гостиничного хозяйства - единственное в Советском Союзе учебное заведение, готовящее специалистов для работы с иностранными туристами (ныне это Киевский университет туризма, экономики и права). Конкурс был бешенный, наверное, даже в театральные вузы было меньше желающих. Вокруг техникума ставились палатки, и абитуриенты сдавали там документы. Но мы оба поступили. В этом техникуме я получил отличное образование по специальности «Экономика и планирование общественного питания». Дважды проходил по два месяца практику в гостиницах «Ялта» (Крым) и «Космос» (Москва). Изучал два иностранных языка - немецкий и польский, впрочем, особо в них не преуспел. Полученные знания пригодились: ведь я читаю в школе кроме географии также экономику и финансовую грамотность. Последняя преподается лишь в двух школах Никополя. Это очень перспективная дисциплина, которая будет заменять курс экономики. В Никополь приехал в мае 1985 г., а уже в декабре познакомился со своей будущей женой. Через три месяца мы поженились. Тогда завершалось строительство школы № 3, и ее директор Зинаида Васюк (она была знакома с моей будущей тещей) прямо на свадьбе поинтересовалась, умею ли я печатать на пишущей машинке, и, получив утвердительный ответ, заявила, что ждет меня в школе к началу нового учебного года.

Я успел забыть этот разговор, но в августе Зинаида Васильевна позвонила и поинтересовалась, почему я до сих пор не прибыл. Она к тому времени уже решила за меня все вопросы и «без меня меня женила». Так 19 августа 1986 г. я приступил к работе секретарем в школе. На тот момент это был уникальный случай: мне сказали в Министерстве просвещения СССР, что я был первым в Союзе мужчиной секретарем в системе школьного образования.


- Так прямо в министерстве и заявили?

- Я, работая в школе, написал письмо в Министерство по поводу несправедливой оплаты труда секретарей, поделился своими взглядами, расчётами. Меня пригласили в Москву на встречу с министром! Мои расчеты перепроверили. После встречи с министром, зарплату секретарям школ повысили!

Но нужно было развиваться, и Зинаида Васильевна настояла, чтобы я пошел учиться в университет. Поступил на геофак. У меня была очень хорошая группа, практически со всеми ребятами и девчатами общаемся до сих пор. Окончив университет, стал читать географию. В 1998 году возглавил школу № 3, сменив на этом посту Зинаиду Васильевну. Проработал в этой должности четыре года. Говорить о том, почему ушел с нее, мне бы не хотелось.


- А все-таки?

- Одна из причин - политические разногласия с заместителем городского головы Евгением Бовкуном, требовавшим, чтобы все директора школ состояли в СДПУ(о), городскую организацию которой он тогда возглавлял. Я категорически отказался. Перешел на работу учителем, но не сработался с новым директором, поскольку у нас были противоположные взгляды на систему преподавания и работу с педколлективом. И я ушел из школы «в никуда». Но долго быть «в нигде» мне  не дал начальник отдела образования Василий Камбур, за что я ему очень благодарен. У меня на пути всегда появлялись хорошие люди, которые меня понимали и поддерживали. Благодарен директору экологическою центра Юрию Третьякову, тогдашнему директору средней школы № 21 Ольге Коник. Мне повезло с директором школы № 4 (в которой работаю в настоящее время) Виктором Скрипником (в 1984 г. в этой школе начинала свою педагогическую деятельность моя супруга Татьяна), он руководит ею с 1982 г. В Украине единицы директоров с таким стажем. Но он неутомим, постоянно ищет и апробирует что-то новое, поддерживает все начинания. Не получилось одно - давайте пробовать другое. В этом он молодец. Например, мы с весны 2015 г. официально являемся базовой школой Института педагогики Национальной академии педагогических наук Украины.

Всегда искал возможность прилюдно выразить глубочайшую благодарность женщинам, сыгравшим в моей судьбе: Зинаиде Васюк, которая за руку привела меня в школу, Зинаиде Шкваре, которая научила меня быть учителем, Ольге Коник, которая делает всё для поднятия образовательного имиджа в городе, Татьяне Кириченко, которая принимает все мои идеи и «проекты», умело их фильтрует, а оставшееся помогает воплощать в жизнь, Наталье Демидченко, моему наставнику, супруге Татьяне, которая понимает, помогает, терпит...


Нельзя выбирать вуз «через дорогу».

- Каким должен быть идеальный учитель?
- Есть потрясающий фильм «Доживем до понедельника». Мне всегда хотелось быть похожим на учителя истории в исполнении Вячеслава Тихонова. Для меня это пока не достигнутая планка.

- А мне в этом фильме не нравится, когда герой делает своей коллеге, учительнице младших классов, некорректное замечание за неправильнее произношение. Как с этим быть?

- Учитель - это не профессия, а диагноз. У меня есть проблема: не умею правильно говорить по-украински. Свободно читаю литературу, нормативные документы, но красиво и правильно разговаривать мне не дано. Утверждают, что можно научиться. Нет, это закладывается с детства, а я пришел в школу в 30 лет. И говорить языком Николая Азарова не хочу. Учитель не имеет права коряво изъясняться. Наверное, так рассуждал и тихоновский герой. Во всяком случае, он высказал свое мнение открыто. Так поступаю и я: родители не заложили во мне должной гибкости. Пусть лучше мой визави знает мою позицию, чем высказывать ее у него за спиной. Китайская пословица гласит: «Человек, говорящий тебе в лицо, никогда не ударит в спину». Когда-то бывший руководитель городского и районного отделов образования Михаил Байдацкий, c которым я дружу и которого очень уважаю, сказал мне: «Володя, ты грамотный, но не умный... Ты говоришь правду в лицо, а это не всегда и не всем нравится».  А еще одним эталоном остается для меня мой первый директор школы в Лиепае Владимир Лоскутов. Он 55 лет руководил ею – с 1950 г. по 2005 г., преподавал химию. Смешно вспоминать. что в школе я ужасно не любил географию, физику и физкультуру, но обожал математику. За любовь к учебе спасибо всем моим учителям. К сожалению, уже ни одного нет в живых.


- Могу понять, когда не любят физику, но чтобы мальчишка не любил физкультуру...
- У нас была учительница - литовка. Она очень не любила мою партийную маму и отрывалась на мне.

- Мой сын в 11 классе составил список своих учителей и вывел закономерность: 25% - любимцы учеников, 50% - профессионалы, но усредненная серая масса, а 25% - профнепригодны. Я стал анализировать: так во всех коллективах приблизительно такое же соотношение!

- Однажды на семинаре в школе № 3 я развесил карты, разработанные самими учащимися. Учительница географии с 40-летним стажем ходила вдоль них и говорила: «Зачем это? За 40 лет в географической науке ничего не изменилось. Зачем же напрягаться?» Меня это тогда поразило. Среди методобъединений кафедра географов - самая сплоченная, дружная. И все преподаватели - женщины, я на ней единственный мужчина. У нас много потрясающих учителей географии. Могло бы быть больше, но есть множество «но». Многие теряют энтузиазм потому, что не видят поддержки своих начинаний.

Мне в этом смысле повезло, потому что у меня есть директор Виктор Иванович. Но ведь есть директоры, чего греха таить, которые не заражены новизной. Они - как та географ с 40-летним стажем. Известных педагогов единицы. Им никто не обламывал крылья. Я всегда говорю: не надо помогать, просто не мешайте, тогда учитель будет пробовать, делать, творить. Кроме того, нужна финансовая поддержка. А это уже тяжелая тема. У многих родителей впечатление, что учителя гребут деньги лопатой. Поверьте, это не так. Я за последние шесть лет работы не попросил у родителей на свой кабинет географии ни копейки. Директор обещает поменять дверь, но у него просто нет денег, есть более неотложные проекты. Поэтому мои отпускные, как правило, идут на развитие кабинета. И он признан одним из лучших в области. Для чего это делаю? Чтобы было интересно! Когда ребенок заходит в кабинет, ему должно все нравиться. Четыре года назад поменял крышки парт на более широкие и светлые. За это время ни одной царапины на них не появилось! Дети видят, что это красиво. Я каждые два месяца меняю наглядность в классе. В корне не согласен с тем, что, как мне сказала одна учительница, «достаточно, чтобы в классе были дорогие обои и красивые шторы». Многие учителя и хотели бы развивать кабинеты, но денег у них нет. В 2013 г. ездил в Киев на международную конференцию по образованию. Там были французы. Учительница из Лиона, хорошо говорящая по-русски, сказала: «Знаете, Владимир, почему у вас проблемы с образованием? В бюджете Франции строчка об образовании стоит третьей сверху, а в Украине - 53-й». Пока в Украине строка финансирования не переместится хотя бы в первую десятку, учителя сами будут покупать мел, бумагу, наглядные материалы.

Моя неосуществленная мечта - телевизор в кабинет географии. Его очень не хватает для наглядности. И получается, что учащихся XXI века учителя XX века учат по методикам XIX века. Может, прочитав, какой-то спонсор откликнется.

Классные руководители вынуждены обращаться с поклоном, с протянутой рукой, чтобы им помогли в ремонте. Будучи директором школы, я на общешкольном родительском собрании как-то сказал: «Уважаемые родители, если у вас дома есть даже кривые гвозди, не выбрасывайте их. Принесите в школу. На уроках труда ребята их выпрямят, и мы их используем».

У нас много учителей, 50-процентников, 25-процентников. Директор издательства «Основа», которое специализируется на издании учебно-методической литературы, Инна Гришина, будучи в нашем городе, заявила: «Никополь для нас - зеленая улица. Ни одна работа, поступающая отсюда, не будет отклонена». Но посылают их единицы. Лишь накануне аттестаций начинаются звонки с просьбой помочь с публикацией - ведь для высшей категории необходимы опубликованные работы. А по поводу балласта скажу то, что говорю одиннадцатиклассникам: «Выбирая жизненный путь, нельзя выбирать учебное заведение по принципу, что оно находится рядом с вашим домом, через дорогу». В этом причина того, что в школу приходят учителя, которые «учились через дорогу». И это страшно. Хорошо еще, если такие люди уже на первом году работы понимают, что это не их призвание, уходят. Но ведь многие остаются, ходят на работу, потому что так нужно, ведут уроки, потому что за это платят деньги.


Самые завистливые — актеры и учителя

- Насколько в учительской среде сильна зависть?
- Два года назад пятеро никопольских учителей за свой труд впервые получили грамоты Академии педагогических наук Украины. Сколько к ним было зависти! Есть две самые завистливые категории - актеры и учителя. Не знаю других профессии, где зависть была бы на таком фундаментальном уровне, как у них и нас. А есть ли зависть у журналистов?

- Я человек очень завистливый, но всегда завидую - по-белому. Это меня стимулирует писать лучше, чем коллеги.
- Ну, это не зависть! Вы просто стремитесь развиваться. Белая зависть есть и у меня - к полиглотам, художникам и музыкантам. Очень уважаю людей, которые умеют играть на музыкальных инструментах, знают иностранные языки и рисуют. Я этого лишен напрочь. Черная же зависть страшна, особенно, когда начинают завидовать друзья.

- В прошлом году вам исполнилось 60 лет. С какими чувствами проснулись в тот день?

- В молодости хотел дожить до 2000 г., когда мне исполнится 44 года. Посмотреть, какая будет тогда жизнь? Когда пришел 2000 г., стал задумываться, доживу ли до пенсии, смогу ли на нее существовать?

А в утро 60-летия меня не интересовала пенсия. Ну и что? Шел шестой десяток, пошел седьмой. Став пенсионером, продолжаю работать. Ничего не изменилось в ритме моей жизни. Также в 4:30 просыпаюсь, в 20:00 ложусь спать. Так же прихожу в школу за час до уроков, чтобы иметь время сосредоточиться. Так же думаю о своем кабинете. Хотелось бы поработать еще года четыре, чтобы завершить совместный с Институтом проект и увидеть первые результаты. И пока могу ходить, дышать, думать, работать, буду пропагандировать Никополь, как город инноваций в образовании.

 


Джерело: Фатеев, Э., Владимир Гаращенко. «Смешно вспоминать что в школе… [Текст]  / Э. Фатеев // Репортер. - 2017. - 26 января (№ 8). - с. 2, 7.

 

Переклад в електроний вигляд: Мирончук М.С.

 

 

 

 

 

У разі використання матеріалів цього сайту активне посилання на сайт обов'язкове

 

Останнє оновлення на Понеділок, 07 серпня 2017, 16:39
 
, Powered by Joomla! and designed by SiteGround web hosting