Зараз на сайті

Сейчас 177 гостей онлайн
Besucherzahler singles
счетчик посещений



Designed by:
SiteGround web hosting Joomla Templates
PDF Печать E-mail
Історія Нікопольщини - В роки Другої світової війни (1939-1945 рр.)
28.11.2013 15:01
There are no translations available.

Мілявський М.
Заслужений вчитель України,
учасник бойових дій у ВВВ,
Почесний громадянин м. Нікополя (Україна)
м. Ієрусалим, Ізраїль
Біографія

.

Их расстреляли на рассвете


С разницей в два дня из фашистского застенка отправлены на волю два письма, написанные разными людьми. Прочти их, уважаемый читатель. Особенно ты, наш молодой современник, в дни военного лихолетья советские воины на фронте и оставшиеся на оккупированной территории граждане проявили героизм и бесстрашие, верили в победу над врагом, не думая о славе, почестях и каких-либо привилегиях. Тогда, когда жизни отводились уже последние мгновения, мысли были о Родине, о народе.


«…Я все делаю для того, чтобы выручить моих 3-4 друзей, выданных провокатором... Я умру, никого не предав, и никого не подведу. Ты не падай духом... Меня же прости... Прощай... Прощай… Целую тебя от чистого сердца... 26.11.43 г. Никополь».


А вот и второе письмо: «Мама, папа, Галя! Не осуждайте меня строго. Как гражданин и человек поступил правильно, т.е. честно. Умираю за народ, за Родину... Скоро смерть. Может только чудо спасти меня... Вел я себя хорошо. Прощайте навсегда!».


Этим письмам 60 лет. Первое принадлежит руководителю подпольной группы Анатолию Кардашову, второе - руководителю подпольной организации «Мститель» Льву Хлястикову.


Обе группы начали действовать в марте-апреле 1943 года независимо друг от друга. Среди патриотов, действующих в условиях жесточайшего террора, были люди самых различных возрастов и профессий, мужчины, женщины и подростки. Коммунисты, комсомольцы и беспартийные. Анатолий Яковлевич Кардашов родился в 1893 году. До войны работал заведующим перевалочным пунктом. Хотя он был беспартийным, партком партии оставил его в оккупированном Никополе, чтобы организовать подпольную работу. Выбор был не случайным.


Живя в Одессе в период оккупации города французскими войсками (1919 г.), он участвовал в подпольной работе. Так что имел некоторый опыт нелегальной деятельности. Кроме того, в Никополе его мало кто знал, ибо он поселился здесь незадолго до войны. Спокойный и уравновешенный, тихий и добродушный, хороший семьянин и заботливый отец. Кардашов был несколько замкнутым, малообщительным человеком. Круг друзей был невелик, но он умел дорожить дружбой.


Известно, что человек, оставленный горкомом партии для организации и руководства подпольем, отказался возглавить патриотическую работу в оккупированном Никополе. Анатолий Яковлевич же, проявив личное мужество и инициативу, организовал подпольную группу.


В эту организацию вошел 21 человек. Подпольщики печатали листовки, оказывали помощь военнопленным, собирали оружие для вооруженной борьбы с оккупантами. Они препятствовали угону советских людей в Германию.


В сентябре 1943 года член группы П. Бояринов, работавший сцепщиком вагонов на станции Никополь, увидел готовившийся эшелон с военной техникой и солдатами. Он незаметно испортил подшипники в двух колесах посередине эшелона, и благодаря этой «безобидной» акции железнодорожный путь был перекрыт на несколько часов, ибо неисправный эшелон препятствовал движению поездов. Члены группы Золотухин и Сапега, чтобы подать сигнал летчикам во время налета советской авиации, зажгли факел в паровозном депо.


...Вот интересный факт 16 октября 1943 года. Совинформбюро сообщило: «Наши летчики продолжали наносить удары по войскам противника и причинили им большой урон. В течение трех ночей подряд наша авиация бомбардировала немецкие воинские эшелоны и воинские склады противника на железнодорожной станции Никополь. Разбито четыре железнодорожных состава с техникой и боеприпасами. Возникли пожары, сопровождавшиеся сильными взрывами».


Хотя нет точных данных, но можно с уверенностью сказать, что подпольщики группы Кардашова способствовали этим боевым ударам по станции.


В декабре 1943 года по доносу предателя 17 членов подпольной организации были арестованы и после жестоких пыток расстреляны.


Вот их имена: Кардашов А.Я., Антипенко Н.Л., Бояринов П.М., Вовк М.П., Воробьев С.С., Гладких С.С., Костенко Ю.В., Касьянов К.С., Литвиненко Н.И., Мартышин П.П., Прудников М.А., Пряхина Р.М., Сапега В.Ф., Тесленко В.К., Ульченко Л.И., Хильченко А.С. и Шапошникова Е.Н.


Несколько слов о Елене Никитичне Шапошниковой. Она была членом подпольной организации «За Советскую Родину», возглавляемой Николаем Хилинским. Подпольщики этой организации были расстреляны в начале 1943 года. Среди погибших Валя и Тоня Слепенцовы - приемные дочери Елены Никитичны. Ее родная дочь - Люся Шапошникова - вместе с матерью и своими сестрами тоже участвовала в подпольной организации. 36-летняя женщина после разгрома организации «За Советскую Родину», смерти двух дочерей установила связь с Кардашовым А.Я. и продолжала свою патриотическую деятельность, подвергая опасности родную 17-летнюю дочь Люсю, чудом уцелевшую, но сама Елена Никитична погибла от рук палачей.


Отмечая эту трагическую дату - 60-летие гибели членов группы Кардашова А.Я. не могу не вспомнить встречу с дочерью Кардашова - Надеждой Нелийводой. Она жила в конце 1960-х в Киеве по ул. Флоренция, Левобережном массиве столицы. У меня уже были некоторые сведения о деятельности ее отца. Будучи в командировке на республиканском семинаре по военно-патриотическому воспитанию молодежи, организованном ЦК ЛКСМ Украины и Минпросом республики, я решил встретиться с ней. Пришел к ней домой. Она приняла меня не только с недоверием, но и с какой-то подозрительностью. В комнате был ее муж. Попросили предъявить паспорт, что я и сделал. Напряженная атмосфера исчезла после того, как я показал командировочное удостоверение. Впоследствии, во время наших встреч, Надежда Анатольевна начинала с извинения за прием во время первого визита.


Узнав конкретно о целях моего прихода, она заплакала и не пожелала говорить о подпольной деятельности отца. «Я много лет пыталась рассказать правду о папе и его боевых друзьях никопольским властям, но они не желали меня выслушать. Я не хочу больше будоражить прошлое». Я успокаивал ее, рассказывал о красных следопытах нашей школы, о Викторе Усове, которому присвоили звание Героя Советского Союза посмертно, спустя четверть века после подвига, о собранном материале о подпольной организации «Мститель», руководимой Хлястиковым Л.Ф.


- Хорошо, приходите завтра. Вот мой телефон. Позвоните.


На следующий день встреча состоялась, и беседа длилась очень долго. Надежда Анатольевна рассказывала об отце, о его жизни с ее далекой детской поры и памяти, о его нежной любви к матери и к ней, временами прерывала свой рассказ, вытирая слезы. Долго рассказывала о его подпольной деятельности, называя имена его сподвижников. Показала предсмертное письмо отца, переданное из тюрьмы. Читала его с болью, обидой и сквозь слезы. Успокоившись, она рассказала, как сохранилось это письмо:
- Вечером посла ареста отца в доме был произведен обыск-погром. Искали улики. Среди полицейских был мужчина лет 35, не больше. Он активнее всех свирепствовал и был старшим. В один момент он взял еще одного напарника, сказав: «Пойдем поищем в сарае». Я пошла с ними. Идя через огород, он послал сопровождающего осмотреть территорию вокруг сарая, предупредив, чтобы смотрел  тщательно. Вошли в сарай. У меня замерло сердце. Ведь здесь, в сарае, в аккуратно сложенном штабеле дров, были спрятаны пистолет и письмо. Полицейский сразу подошел к дровам и в нужном месте разбросал дрова и через пару минут достал пистолет и письмо. Оружие положил в карман брюк, а письмо передал мне и прошептал: «Спрячьте». Я была в невменяемом состоянии. Полицейский начал кричать, шуметь, разбрасывая дрова и все вокруг, что попадало под руки. Через некоторое время он диким криком позвал своего сподвижника. Напарник зашел в сарай и получил приказ: искать, не спрятаны ли где-то в сарае доквещи. Еще долго возились они в сарае и под дикую ругань ушли, грубо толкнув меня при выходе. Кто он этот человек-спаситель? Больше я так его и не встречала. Но непреложный факт - это был патриот, честный человек, связанный с подпольем, знал отца, благодаря ему сохранилось не только это письмо, но моя и мамина жизни.


И еще Надежда Анатольевна рассказала об одной необычной встрече. Она работала преподавателем в одном из киевских военных училищ. Однажды во время приема вступительных экзаменов у абитуриентов - будущих курсантов Надежда Анатольевна услышала знакомую фамилию. Узнав, что молодой человек из Никополя, она растерялась, не знала, как вести себя. Далекие воспоминания времен оккупированного Никополя промелькнули в ее сознании. Через мгновение, придя в себя, она задала юноше несколько вопросов по характеру экзаменационного билета и его биографии. Ошибки не могло быть - перед ней стоял внук человека, предавшего подполье отца. За ответы абитуриент получил высокую оценку. Она потеряла сон и покой. Ее мучил один вопрос - как поступить с молодым человеком? Она еще раз как-то «случайно» встретилась с ним и решила - молчать. Разве он - молодой, красивый, статный, будущий офицер Советской Армии - виновен в подлости и предательстве деда? Из беседы с ним Надежда Анатольевна поняла, что он совершенно ничего не знает о делах его предка. Надо ли портить жизнь внука? И она успокоилась. Зло и личное горе - гибель отца и преждевременная смерть мамы, ненависть и месть - не ожесточили ее сердце. Они изредка встречались в стенах училище. Спустя четыре года Надежда Анатольевна поздравила молодого лейтенанта, с отличием окончившего военное учебное заведение, и пожелала ему успехов в нелегкой офицерской жизни и честно служить Родине.


Вот такие бывают истории и встречи в жизни.


В начала февраля 1943 года после страшных пыток и издевательств гитлеровцы расстреляли членов никопольской подпольной комсомольской организации «За Советскую Родину». Палачи торжествовали. Вдруг после временного затишья, когда гитлеровцы успокоились, решив, что с подпольщиками в городе навсегда покончено, в районах вокзала и Новопавловки появились листовки, в которых сообщалось о победах Советской Армии на фронтах. Вначале гитлеровцы и полицейские думали, что эти листовки написанные рукой, а затем напечатанные на машинке, клеились партизанами из плавней. Но подобные листовки появлялись все чаще и чаще. Сомнений не было - в городе начало действовать новое подполье.


С этой организацией произошло то, что и с группой Кардашова - она была разгромлена.


В 1961 году во время встречи с учащимися СШ № 16 в канун очередной годовщины освобождения г. Никополя ко мне подошла учительница школы Галина Быковская и сообщила о подпольной деятельности организации, членом которой был ее муж Владимир Быковский (известная личность в городе). Он многие годы работал заведующим финотделом исполкома горсовета. Я и Надя Мончинская (Портная), председатель школьного исторического общества, посетили Быковского. Беседа с ним, как и с Надеждой Анатольевной, не состоялась: «Зачем это вам? Это никому не надо, и никто не заинтересован в том, чтобы узнать правду о людях, боровшихся с врагом, рисковавших не только своей жизнью, но и жизнью родных и близких». Он показал несколько писем-ответов на свои обращения в разные организации. Но, увы!


При музее боевой славы из членов школьного исторического общества была создана специальная группа «Память» для сбора материалов о группе Льва Хлястикова. В этот поисковый отряд входили Надя Мончинская (Портная), Валя Козлова (Штатская), Рита Алхасьянц (Горбачева), Вика Грязных, Тамара Крысько, Галина Ковалева, Геннадий Вяткин, Вася Осипенко и другие.


Большую помощь в деятельности красных следопытов по сбору материалов и изучению истории организации «Мститель» оказал инструктор горкома партии Капитан. В результате двухлетней работы группы «Память» в декабре 1963 года, к 30-летию со дня гибели подпольщиков, газета «Никопольская правда» опубликовала большой материал, и по предложению совета школьного исторического общества городские власти ходатайствовали о награждении оставшихся в живых подпольщиков военными наградами. И награждение состоялось.


Организатором и руководителем патриотической организации был известный в городе спортсмен Лев Хлястиков. Лев Федорович родился в 1911 году. После демобилизации из рядов Красной Армии в 1936 году он возвратился в Никополь и стал работать инструктором отдела физкультуры и спорта при исполкоме горсовета. Хлястиков был отличным спортсменом, призером Всесоюзных соревнований: имел первый всесоюзный разряд по фехтованию. Галина Федоровна, супруга Хлястикова, многие годы хранила многочисленные грамоты, врученные Льву Федоровичу за личные достижения в спорте на различных соревнованиях, в том числе Всесоюзных и армейских. Некоторые из них хранились в музее боевой славы СШ № 2 им. Героя Советского Союза Виктора Усова. Полагаю, что в настоящее время они находятся в городском краеведческом музее.


В начале войны Хлястиков был призван в ряды Красной Армии и служил в морской пехоте. В последних боях под Севастополем он, будучи раненым, попал в плен. Но никакие издевательства, муки голода не сломили патриота. По дороге в Германию Хлястиков бежал.


В холодную октябрьскую ночь 1942 года Хлястиков, опухший, больной, еле держась на ногах, вернулся домой. С первых дней возвращения он мечтал об активной борьбе с врагом. Около четырех месяцев Хлястиков болел и прятался от фашистских доносчиков. Но в начале 1943 года за большую сумму денег получил паспорт и другие документы на легальное проживание.


Лев Федорович развивает бурную деятельность и создает подпольную организацию по борьбе с врагами. Он, прежде всего, привлек своих довоенных товарищей по комсомольской работе.


Первыми членами новой организации патриотов, кроме жены Льва Федоровича, стали Владимир Быковский - секретарь комсомольской организации СШ № 5 (ныне СШ № 8), Дмитрий Цеханович - выдающийся спортсмен, участник многих республиканских и Всесоюзных соревнований по легкой атлетике. В 30-е годы проводились соревнования по эстафете 10х100. В 1935 году украинская команда, членом которой был и Цеханович, заняла первое место в этих соревнованиях. Михаил Каверсун - ученик Хлястикова по фехтованию. У Каверсун хранилась фотография, на которой он вместе с товарищами, в том числе и Хлястиковым, стоял в спортивной форме. Михаил Емец был вратарем футбольной команды общества «Спартак». Петр Кириченко, Николай Галушко - активный спортсмены и комсомольцы. Членами организации стали и Вера Бондаренко, Константин Акимов, Константин Горюнов, Владимир Литвин, Зинаида Бычкова, Владимир Максимович.


Так в марте-апреле 1943 года в Никополе была создана новая подпольная организация. По предложению Хлястикова организация приняла название «Мститель». Лев Федорович встречался с каждым будущим членом организации в отдельности. Эти свидания состоялись в мартовские дни 43-го года. Все друзья дали клятву: «Не жалея жизни, беспощадно бороться с врагом». Члены организации действовали отдельными группами. Все они подчинялись Хлястикову.


Подпольщики не знали друг друга, кроме товарищей своей группы. Это предупреждало провал всей организации, если оккупанты нападут на след одной из групп.


В целях конспирации Хлястиков не вел дневниковые записи и категорически запретил это делать всем подпольщикам.


С первых дней подполья патриоты задались целью широко информировать жителей города о боевых действиях Красной Арии. Цеханович познакомил Хлястикова с киномехаником Дмитрием Литвиновым. Лев Федорович поручил ему и Цехановичу принимать сводки Совинформбюро. Сводки переписывались от руки, а потом печатались на машинке. Затем их распечатывали Галушко (в районе вокзала) и Кириченко (в районе Новопавловки). Подпольщики готовились к вооруженной борьбе с захватчиками. Но раздобыть оружие оказалось нелегко. Одной из групп «Мстителя» удалось установить, что на разъезде «Никопольстрой» стоит вагон с оружием. Член организации Вера Бондаренко через своего отца, помощника машиниста паровоза, познакомилась с машинистом Зуевым. Кириченко, Каверсун и Емец были доставлены на разъезд «Никопольстрой», вечером подпольщики взломали двери вагона и похитили оружие.


Другие подпольщики доставали оружие на вечеринках у опьяневших полицейских. Жители Новопавловки много натерпелись от зверств одного предателя. Было принято решение убить его. Руководство организации поручило исполнить приговор Быковскому и Кириченко. Изучив маршрут движения предателя, подпольщики встретили его в районе Красногригорьевки, и приговор был приведен в исполнение.


Члены Никопольского подполья установили связь с другими патриотами Никопольщины и сел Запорожской области. Льву Федоровичу доложили о том, что один из бывших кулаков организовал в Каменке артель по производству повидла из фруктов для немецкой армии. Посоветовавшись между собой, подпольщики решили отравить готовую продукцию, которая обычно отправлялась на фронт в действующую немецкую армию. Но где достать отраву? Для этой цели Лев Федорович вместе с женой Галиной Федоровной выехали в г. Марганец и встретились с членами местной подпольной организации Максимовичем и Бычковой, которые и передали им мышьяк. Но этой отравы было недостаточно. Тогда Лев Федорович познакомился с сотрудником Никопольского музея Михаилом Голубом, который вскоре стал членом организации «Мститель». Голуб передал Хлястикову дополнительную дозу мышьяка. Хлястиков и Быковский отправились в Каменку на осуществление задуманного, Недружелюбно и осторожно встретил их фашистский холуй. Но у гостей были документы, свидетельствующие о заслугах перед немецким командованием по вопросам снабжения продуктами армии. Ознакомившись с документами «торговцев», представитель с готовностью решил показать гостям свое хозяйство. Быковский вышел с хозяином в цех, где производилось повидло. Хлястиков задержался в помещении, где стояли бочки с готовой продукцией, и высыпал мышьяк.


Прошел месяц. И однажды Каменские друзья сообщили, что повидловар повешен. От отравленного повидла на фронте погибло немало фашистских солдат.


Немцы часто приходили на берег Днепра и принуждали местных жителей вывозить их на рыбалку. На середине реки они гранатами глушили рыбу. Однажды Хлястиков и Голуб специально сидели на берегу Днепра у лодки, ожидая оккупантов, и те появились. Подпольщики и двое фашистов отплыли далеко от города. Бросив гранату, немцы начали вылавливать рыбу, и в этот момент Хлястиков сильным ударом по голове убил немца. Другой пытался сопротивляться, но и его убили и бросили в воду. Благополучно доплыв до берега, друзья унесли с собой важные трофеи - оружие и гранаты.


Красная Армия приближалась к днепровским водам. Наши самолеты все чаще «гостили» в никопольском небе. Однажды вечером, когда фашисты устроили танцы в парке, ночной бомбардировщик сбросил бомбы и исчез так же быстро, как и появился. Десятки гитлеровцев были убиты и ранены. Но не знали в ту пору никопольчане о том, что Хлястиков, Быковский, Кириченко, Емец и другие подпольщики, сидя на берегу Днепра, давали сигналы советскому летчику. Во время бомбардировки был ранен Емец. Гитлеровские захватчики предчувствовали свой близкий конец. Они грабили, вывозили культурные ценности в Германию, а то, что не могли увезти, уничтожали. Такая учесть была уготована и ценностям Никопольского краеведческого музея. Фашисты приказали работникам музея упаковать ценные экспонаты в ящики и приготовить к отправке. Голуб немедленно сообщил об этом Льву Федоровичу. Последовало решение: самые ценные вещи тайно вынести из музея и спрятать в надежном месте. Об этом знали только двое - Хлястиков и Голуб. В августе 1943-го года Голуб доложил Хлястикову, что задание выполнено. В тот же день вечером по распоряжению Льва Федоровича, Кириченко проверил, как и где спрятаны музейные ценности. Уже после окончания войны Голуб, находясь в армии, сообщил в горсовет, где спрятаны экспонаты. Специальная комиссия произвела раскопки, и музею были возвращены уцелевшие ценности, в частности, архив документов первых лет советской власти в Никополе, серебряные чаши, пистолеты и посуда периода Запорожской Сечи; золотые женские украшения III-IV вв. н.э., археологические карты раскопок; картина французского художника Коро, мраморные человеческие головы и коллекция вещей купца Нечаева. (Было бы интересно и справедливо, если бы сотрудники музея подготовили временную экспозицию из спасенных экспонатов, посвященную 60-летию деятельности и героической гибели подпольщиков организации «Мститель»).


С образованием Никопольского плацдарма осенью 1943 года подпольщики наладили сбор информации о передвижении войск противника. Это были очень ценные сведения для советского командования. Выполняя распоряжение Хлястикова, Быковский устроился счетчиком на строительстве моста, сооружаемого немцами через Днепр. Необходимо было вести патриотическо-разъяснительную работу, собирать информацию. Но вскоре Быковского предупредили, что за ним установлена слежка. Об этом он немедленно сообщил Хлястикову. Лев Федорович забеспокоился: час назад об этом же ему сообщил Галушко. Предательство или где-то была проявлена беспечность? В эти беспокойные минуты он думал о своих друзьях. Необходимо предупредить их пока не поздно. Было принято решение - подпольщикам уйти в плавни, к партизанам. Ночью десять человек во главе с Хлястиковым ушли в днепровские плавни. Это было в начале ноября 1943 года.


Через несколько дней, немного отдохнув, Лев Федорович опять собрался в город. Друзья пытались удержать его, но напрасно. Он должен быть в Никополе. Там было все подготовлено для взрыва клуба во время совещания гитлеровцев. Но взрыва не произошло. В последнюю минуту фашисты ворвались в кинобудку и арестовали Хлястикова и Литвинова. В это же время немцы подвергли бомбежке главную базу партизан, и подпольщики вернулись в город. Почти всех немедленно арестовали и бросили в подвал дома, где раньше находилась детская консультация.


Потянулись тяжелые дни. Начались пытки. Палачи били патриотов железными прутьями, жгли их тела раскаленными утюгами, но никто никого не выдал.


Особенно издевались враги над Хлястиковым. Таранцев Е.П., житель Никополя, сидевший в подвале вместе с подпольщиками, рассказывал: «Я сам видел куски рваного мяса на его спине. Когда я спросил его: «За что тебя так избивают?», Хлястиков ответил: «Наши еще не все сюда попали, и я их не выдаю».


В последние дни перед казнью Лев Федорович самостоятельно уже не мог передвигаться. На прогулку его выводили Кириченко и Максимович. Он чувствовал, что скоро наступит конец. 29 ноября он пишет письма на волю. Одно письмо адресовано четырехлетней дочери Жене: «Женя! Мне не удастся увидеть тебя взрослой, помочь выйти тебе в люди, но не обвиняй меня в этом. Я поступил как гражданин, правильно и честно. Женя, учись и учись. Учись всему - куховарить, стирать, шить, посуду мыть и т.д. В жизни все надо знать и уметь, но главное - постарайся получить образование и специальность, такую, которую бы любила. Приучайся к труду с детства. Читай как можно больше. Не обижай, люби людей. Слушайся, уважай взрослых, не обижай бабушку, она для тебя сделала многое. Женя, всегда помни обо мне. Люби своего папку так, как я тебя любил, а я тебя люблю больше всего не свете. Прощай, доня, навсегда, помни обо мне. Целую крепко, твой папка. 29.11.1943 г., г. Никополь (тюрьма)».


P.S. Женя, обязательно научись ненавидеть врагов земли русской и, чем только можешь послужи народу и нашей великой Родине».


Рано на рассвете 1 декабря подпольщиков вывезли за город. Белела мутная от зимнего рассвета степь. В эту раннюю пору где-то недалеко на востоке в атаку шли советские солдаты, чтобы освободить Никополь. И в эти же минуты в северо-западной части города фашистские изверги расстреляли подпольщиков.


Через несколько дней после освобождения города была создана комиссия военно-медицинской экспертизы. Страшная картина предстала перед членами комиссии. Галушко и Максимович были задушены веревками еще до рассвета. Остальные погибли от выстрелов в затылок из огнестрельного оружия среднего боя. Комиссия установила, что Хлястиков принял смерть лицом к врагу.


Вот имена погибших героев подполья: Хлястиков Л.Ф., Акимов К.К, Бычкова З.И., Галушко Н.Я., Литвин В.И., Литвинов Д.П., Кириченко П.Н., Максимович В.Б. и Цеханович Д.К. В конце 1980-х годов ушли из жизни верный друг и спутник жизни Льва Федоровича Галина Федоровна, а также В. Быковский, М. Емец.


В канун отъезда в Израиль я видел М. Каверсун и В. Бондаренко. В Днепропетровске живет Евгения Львовна, та самая дочурка Хлястикова, которой и было послано письмо из тюрьмы. Она выполнила завет отца - стала специалистом высокой квалификации, хорошей женой, примерной матерью и бабушкой.


Когда сооружался монумент в честь памяти героев никопольского подполья, в то время известно было только об организации «За Советскую Родину». Несмотря на настоятельные предложения городской организации Украинского общества охраны памятников истории и культуры, на мемориале не была установлена плита с фамилиями в честь героев-подпольщиков. Только в 80-е годы наши предложения были учтены, и у памятника появились три мемориальные плиты с фамилиями погибших не членов подпольных организаций «За Советскую Родину, «Мститель» и группы Анатолия Кардашова.


Немного позднее в районе Новопавловки, на домах, где жили Кардашов и Хлястиков, были установлены мемориальные доски. Во всем этом значительная заслуга ныне покойного ответственного секретаря городской организации Украинского общества охраны памятников истории и культуры Михаила Рыбчака, благословенна будет его память.


С тех трагических дней прошло 60 лет. Изменился мир, в котором жили и боролись герои-подпольщики - выросло новое поколение. Появились новые жизненные интересы и запросы. Появилось независимое государство Украина. Но историю переписать нельзя, и пусть вечна будет память о героях никопольского подполья.

.

Джерело: Милявский М. Их расстреляли на рассвете // Репортер. - 2004. - № 36, 37.

.

Переведення в електронний вигляд: Бутенко О.П.
На нашому сайті Ви можете дізнатися більше про історію Нікопольщини:
Обновлено 11.05.2019 03:42
 
Нікополь Nikopol, Powered by Joomla! and designed by SiteGround web hosting